IPB
Username:
Password:

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Профиль
Фотография
Рейтинг
 
Опции
Опции
О себе
FelixWish не указал(а) ничего о себе.
Личная информация
FelixWish
Member
29 лет
Мужской
г. Липецк
Дата рождения: Июль-4-1989
Интересы
Нет данных
Статистика
Регистрация: 30-November 17
Просмотров профиля: 488*
Последнее посещение: 9th November 2018 - 15:42
Часовой пояс: Dec 19 2018, 04:45
15 сообщений (0 за день)
Контактная информация
AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ Нет данных
MSN Нет данных
* Просмотры профиля обновляются каждый час

FelixWish

Members

**


Темы
Сообщения
Комментарии
Друзья


Содержимое
13 Mar 2018
Фитцджеральд

Билд:
Человек, хаотично-нейтральный
3 вор/9 бард
Сила 10
Ловкость 14+1(4 ур.)+1(8 ур.)+1(12 ур.)
Телосложение 12
Мудрость 8
Интеллект 16
Харизма 15

Божество:
Тимора (не фанатичен)

Внешний вид:
Человек роста чуть выше среднего, укутанный в темно-коричневый плащ с капюшоном. Если присмотреться, видны грустные глубокие серые глаза и косая ухмылка. Немного отпущенные густые темно-каштановые волосы местами топорщатся из-под капюшона, а недельная щетина и легкий, едва уловимый с близкого расстояния запах перегара дополняют чуть помятый вид. Рукава белой рубашки закатаны по локоть, тело защищает легкий доспех из темной кожи с серебристыми металлическими застежками. На левой руке красуется пара незатейливых браслетов. Обут в сильно поношенные ботфорты с отвернутыми ниже колена голенищами. В ножнах меч с корзинчатой гардой и навершием, напоминающим голову кошки. За спиной виднеются баклер и мандолина. Поставленный приятный голос подчеркивается выразительной мимикой. Если наблюдать продолжительное время, можно заметить редкие подергивания левого глаза.

Квента
Имя при рождении:
Грязнуля
Месяц рождения:
Угасание (Элейнт)
Место рождения:
Таверна-бордель «Сочный окорок» в Лускане. Сын проститутки, известной под имени Грязная Сью, скончавшейся во время родов. Отец неизвестен.
Ключевые моменты в жизни:
• До 6 лет воспитывался одной из проституток по имени Элизабет.
• Смерть Элизабет от воспаления легких. Похорон не было, а вечером в окно Грязнуля увидел как хозяин таверны Энтони кормит своих собак свежим мясом.
* Энтони не тратил деньги на похороны, используя тела умерших как корм для собак.
• С 6 лет начал заниматься доставкой писем и посланий для хозяина таверны. Не любивший насилие, часто подвергавшийся нападкам других детей, после очередного столкновения был отдан обучаться умению постоять за себя двум проституткам, в детстве промышлявшим мелким воровством в разных районах Лускана. Не обладавшего большой силой даже для своего возраста, но довольно ловкого Грязнулю начали учить "грязным" приемам.
• Медленное развитие диссоциативного расстройства идентичности.
* Диссоциативное расстройство идентичности (также используется диагноз расстройство множественной личности, непрофессионалами называется раздвоением личности) - очень редкое психическое расстройство из группы диссоциативных расстройств, при котором личность человека разделяется, и складывается впечатление, что в теле одного человека существует несколько разных личностей (или, в другой терминологии, эго-состояний). При этом в определённые моменты в человеке происходит «переключение», и одна личность сменяет другую.
• С 7 лет к обязанностям добавился уход за лошадьми постояльцев. Грязнуля проявил интерес к замкам и несложным ударно-спусковым механизмам, которые нередко использовались в ловушках.
• С 8 лет начал развлекать клиентов песнями, танцами и чтением стихотворений вслух.
• Все более частые беседы с самим собой.
• В 11 лет внутренний голос попросил называть его Чистюлей.
• В 12 лет впервые продан как проститутка одной из посетительниц. Договор с Чистюлей: альтер эго заменит Грязнулю на время этой и последующих продаж.
* Чистюля всегда знает, что происходит с Грязнулей. Если телом управляет Чистюля, у Грязнули провал в памяти на данный период.
• 3 года работы бардом при таверне, конюхом, посыльным, проституткой.
• Когда Грязнуле исполнилось 15 лет, на "Сочный окорок" был совершен налет пиратской бандой. Причиной нападения стали интриги, которые плел владелец таверны, к тому моменту завербованный другой пиратской бандой. После учиненной резни напавшие взяли Грязнулю к себе и дали имя Фитцджеральд, а для простоты Фитц, принадлежавшее одному из пиратов, погибших во время налета.
• Взят юнгой на борт судна, занимающегося контрабандой.
• Близкое знакомство с одним из членов команды, вечно пьяным контрабандистом-менестрелем, поклоняющимся Тиморе, богине удачи. Вследствие, увлечение музыкой и простейшей магией, выбор в качестве божества, которому будут обращены молитвы, Тиморы. Во время нахождения на суше, сбор историй и баек в тавернах и посещение местных библиотек.
• Полгода хождения под парусом в звании судового врача, изучение медицины и строения тел живых существ. Пристрастие к алкоголю.
• При очень опасных стычках стала происходить смена личности на Чистюлю.
• Переведен на пиратское судно. Упражнения в фехтовании скьявоной с баклером. Учащающиеся смены личности.
• В 18 лет перевод на совмещенную должность менестреля и судового врача по собственной просьбе. Попытки пить меньше.
• В 19 лет переведен менестрелем на основное судно пиратской группировки. Частое употребление спиртного.
• Два года хождения под парусом в роли менестреля и выполнения всяческий заданий на суше вдоль всего побережья.
• В 20 лет участвовал в организации побега некоего колдуна из темницы Амна, активно участвовал в разработке плана. Вызволенного нужно было доставить в Уотердип. В дороге сблизился с колдуном, представившимся именем Фрэнсис. Оказалось, что тот специализируется на школе магии "иллюзия". Прощаясь на пристани, колдун намекнул Фитцу, что у того теперь в Уотердипе есть друг. Кто оплачивал этот побег - неизвестно, но сумма была внушительной.
• В 21 случился первый длительный приступ - Чистюля завладел телом на неделю.
Спустя месяц следующий, более длительный приступ - Фитц пришел в себя через месяц.
• Сбежал из рядов пиратской группировки в поисках лекарства от неконтролируемых переходов личности.
• Чистюля завладел телом на полгода.
• В 22 пришел в себя в Балдурс Гейт, после чего поспешил в Уотердир, в надежде на помощь когда-то вызволенного колдуна.
• После лечения, проведенного с помощью глубокого гипноза, оказался под наблюдением колдуна. Чистюля не исчез, но перестала происходить неконтролируемая смена личности, но сам колдун охарактеризовал состояние Фитца как нестабильное, после чего порекомендовал избегать стресса, перенапряжения, частого пьянства, а в период обострения предложил методику медитаций.
• Начало тиков левого глаза. Колдун сварил сильнодействующее успокоительное зелье, которое выдал Фитцу и порекомендовал использовать в период обострения, если медитация не поможет. Колдун предупредил, что при частом употреблении зелье вызовет сильную зависимость.
• Полгода работы продавцом магических товаров в лавке, принадлежащей колдуну. Активное изучение магии, походы по множественным тавернам Уотердипа в роли барда, увлечение игрой на мандолине. Очередная более-менее удачная попытка пить меньше.
• Полгода выполнения заданий колдуна в Уотердипе и близлежащих окрестностях.
• В 23 года попрощался с колдуном и отправился странствовать по миру, периодически оказываясь в Уотердипе и пополняя запасы успокоительного зелья.

Характер:
Основная личность
С виду улыбчивый человек с хорошими манерами, специфическим чувством юмора и склонностью к метафорам, лишь изредка позволяющий себе брань. Приветлив почти с каждым встречным. Часто что-то напевает. Тяготеет к поэзии и актерскому мастерству, любит подурачиться. Владеет некоторыми музыкальными инструментами, но ничего выдающегося в его игре нет, предпочитает мандолину. Старается держать слово. Считает, что большую роль в жизни играет удача.
На самом деле под этой маской скрывается сложный человек полный противоречий и глубоких душевных травм, вызванных произошедшим в его детстве и юности. Из-за этого несколько неуравновешен и далеко не всегда предсказуем. Склонен к нарциссизму. Во многих случаях учтив лишь потому, что преследует свои цели. При необходимости готов замарать руки. Предрасположен к чрезмерному употреблению спиртного. Имеет слабовыраженный нервный тик, проявляющийся в подергивании левого глаза, и раздвоение личности. Вторую личность зовут Чистюля (нейтрально-злой). Во время обострения Фитцджеральд уединяется для поддержания контроля над альтер эго, чтобы тот не завладел телом. Имеет при себе сильнодействующее успокоительное, помогающее справиться с второй личностью. Чистюля давно привык быть второй личностью, поэтому в курсе всего, что происходит с бардом. В отличие от своего альтер эго, Фитцджеральд не знает о происходящем, если не владеет телом.
Альтер эго
Немного мрачный человек с вечной издевательской ухмылкой, склонный к цинизму, ограничивающий себя в поведении лишь при необходимости. Изредка играет на музыкальном инструменте. Старается держать слово, рассчитывает в первую очередь только на себя, не стесняется замарать руки, не ценит чужую жизнь. Презирает Грязнулю за то, что тот использовал его для выполнения "грязной" работы, а потом постарался от него избавиться. Считает Грязнулю слабой и неполноценной личностью, не достойной владеть телом, поэтому не упустит возможности над ним поиздеваться.
30 Jan 2018
Дэмиан Дьюэйн

Билд:
Человек, упорядоченно-злой
4 воин/2 рейнджер/6 черный страж
Сила 15+1(4 ур.)+1(8 ур.)+1(12 ур.)
Ловкость 12
Телосложение 12
Мудрость 10
Интеллект 14
Харизма 14

Божество:
Бэйн

Внешний вид:
Статный человек внушительного роста в темном доспехе с бордовым поддоспешником, стоящий уверенно и гордо. Длинные светлые волосы спадают на широкие плечи, обрамляя высокий лоб. Лицо продолговатое, скулы выдающиеся, волевой подбородок тщательно выбрит. Взгляд больших серых глаз пронзительный, властный, а умудренный опытом заметит в нем хорошо скрываемую ненасытность. Голос низкий, бархатный. В ножнах на поясе длинный меч, имеющий навершие в виде головы орла, за спиной - средних размеров щит и большой двуручный «меч правосудия», завернутый в плотную черную ткань и перетянутый веревкой.

Квента
Имя при рождении:
Келл (блондин) Уинферд (друг мира)
Месяц рождения:
Листопад (Марпенот)
Место рождения:
Маленькая деревушка, находящаяся близ леса Вествуд, под названием Кхелделл. Младший из двух сыновей в семье рейнджера, зарабатывающего на жизнь кожевенным делом.
Ключевые моменты в жизни:
• До 16 лет учился обращению с оружием, охоте и ремеслу у отца.
• В возрасте 17 лет был рекрутирован в ополчении Лейлона (Копья Лейлона) в легкую пехоту.
* Согласно указу правящего лорда, если в семье рождалось более одного мальчика, один рекрутировался в ополчение Лейлона, достигнув 17 лет. Семье предоставлялся выбор, какой из мальчиков будет рекрутирован. Келл вызвался сам.
• В 18 лет за проявленные умственные и физические способности переведен мечником в тяжелую пехоту Копий Лейлона.
• Вошел в состав группы под предводительством отряда паладинов Тира, направленного в Кхелделл для помощи в поимке культистов в лесу Вествуд. Отряд подвергся нападению прислужников церкви Бэйна близ Черного озера: большинство было убито, часть взята в плен.
• Месяц допросов и пыток, после которых на спине и груди остались шрамы.
• Попал в пробную программу вербовки особых войск церкви Бэйна, получив клеймо на левую сторону груди в виде порядкового номера «5». Полгода обработки по программе.
• Часть программы: на арену выпускаются два вербуемых, после чего объявляется, что остаться должен только один. Противником оказался паладин, руководивший его группой. Победил с трудом и лишь потому, что оппонент потерял поддержку своего бога.
• Окончательно сломленная воля.
• В 19 лет присягнул Бэйну, после чего отрекся от имени и начал служить под началом церкви Бэйна сержантом небольшого отряда под именем Пятый.
• В 20 лет, находясь под пристальным присмотром, часто выступал в роли руководителя отряда.
• В 21 год за проявление лидерских качеств и исправное выполнение заданий был повышен до лейтенанта.
• В 22 года обрел статус Черного стража и получил имя – Дэмиан (приручающий, подчиняющий) Дьюэйн (темный, черный), заключив пакт с баатезу (амнизу по имени Балграмах из Стигии), представшим перед ним в образе низкорослого толстяка с удочкой. В обмен на воспоминания до 18 лет (диссоциированная амнезия) получил покровительство, а также быструю регенерацию, способность видеть в темноте, знание всех языков и небольшое сопротивление холоду.
* Заключение пакта с амнизу – ключевой момент программы, нацеленный на избавление от воспоминаний до момента присяги Бэйну в обмен на покровительство.
** Диссоциированная амнезия– амнезия, при которой забываются факты из личной жизни, но сохраняется память на универсальные знания.

• Направлен на прохождение обучения и повышения звания в Амн:
В первые полгода обучения помимо основной военной подготовки изучались религия, догматы, божества, среди которых особое место отводилось Бэйну, а также нежить и аутсайдеры. Второе полугодие было посвящено правильному поведению в обществе, развитию ораторских и дипломатических навыков, а также изучению законов и судебной системы.
Параллельно выполнял поручения Балграмаха.
• В 23 года закончил обучение, после чего получил звание капитана.
• В 24 года включен в состав группы по особым делам.
• Получил задание от Балграмаха: обезглавить тысячу приговоренных к смерти. Награду амнизу не озвучил. (Получит возможность призывать Падшего паладина (Doom Knight), которого победил в программе вербовки). 13 уровень
* Амнизу обладают способностью похищать воспоминания последнего дня жизни своих жертв. Балграмаху нужны головы приговоренных к смерти, т.к. в последнюю ночь перед казнью те вспоминают то, что для них важно, а эта информация может оказаться полезной.
• Начал в свободное время выполнять обязанности палача и пополнять темницы опасными преступниками, приговоренными к смерти, но находящимися в розыске. Некоторых пойманных отпускал в залог хороших отношений или в обмен на службу.
• Следующие три года род деятельности неизвестен. Был замечен в разных городах континента выполняющим обязанности палача при местной тюрьме.

Характер:
Хорошо воспитанный и опрятный человек, старающийся говорить лаконично и по делу. Дипломатичен до тех пор, пока считает это нужным, после может применить силу. Из-за потерянной памяти старается все хорошо запомнить. Не обделен ораторскими способностями, поэтому умеет управляться с толпой. Подготовлен к руководству вооруженной группой. Внимателен к тем, кто находится под его командованием, но не забывает, что смерть отдельных воинов не страшнее проигранного сражения. Считает, что дисциплина – залог успеха в любом деле. В выполнении заданий методичен и последователен. Уважает профессионализм. Предпочитает мыться холодной водой, пьет крайне редко. К своему снаряжению относится бережно, но не забывает, что это всего лишь вещи. В службе баатезу после обучения в Амне видит не только способ стать сильнее и поддержку еще одного могущественного покровителя, но и возможность обогатить свои знания об устройстве Баатора, т.к. в этом месте царит закон и обитают опаснейшие создания.

Открытость/замкнутость: легко сокращающий дистанцию, но склонный к уединению.
Мышление развитое/ограниченное: сообразительный, умеет анализировать ситуации, способен к осмысленным заключениям.
Эмоциональная стабильность/неустойчивость: чувственно постоянный, не боится сложных ситуаций, эмоционально устойчив.
Независимость/податливость: пробивной, твёрдый, предпочитает роль руководителя.
Беспечность/озабоченность: серьёзный, рассудительный, под самоконтролем.
Сознательность/беспринципность: выдержанный, решительный, упорный в достижении цели.
Смелость/застенчивость: смелый, легко знакомится с людьми.
Чувственность/твердость: самостоятельный, бывает циничный, нечувствительный к своему физическому состоянию.
Подозрительность/доверчивость: доверяет лишь зарекомендовавшим себя.
Мечтательность/практичность: интересующийся фактами, обусловленный обстоятельствами.
Утонченность/«простота»: умеренный.
Склонность к чувству вины/спокойная уверенность: верит в себя, видит смысл в целесообразности, нечувствителен к мнению о себе.
Радикализм/консерватизм: стремление к поддержке установленных норм, принципов, традиций.
Самостоятельность/зависимость от группы: предпочитает собственное мнение, независим во взглядах, стремится к самостоятельным решениям и действиям.
Сильная воля/недостаток самоконтроля: дисциплинированность, хороший контроль за своими эмоциями.
Внутренняя напряжённость/расслабленность: умеренное состояние, позволяющее не терять интерес и держать себя в руках.
Самооценка завышенная/заниженная: адекватная самооценка личности.
Глава 2. Первые пять шагов

«Конечно, многие из нас смутно помнят детские годы:
беззаботный смех, неустанно льющийся из наших маленьких
ртов, нескончаемый водопад слез из наших любознательных
глаз, беспрерывный плач, будивший матерей и отцов, которым
так не хватало сна первые годы нашего существования. Все
это прячется где-то в бесконечных туннелях изворотливого
сознания, отдаляя нас от первородного начала. Один
горе-мудрец утверждал, что если хоть на мгновение удастся
поднять весь этот груз из глубин памяти, мы неминуемо
достигнем просветления, ощутим структуру мироздания,
почувствуем незримые нити, соединяющие миры, поймем
условность границ. Лично мне кажется, что большинство
наложит в штаны примерно в первой половине процесса,
потом потеряет сознание, а когда очнется, не будет
понимать, как жить дальше.»
(ц) Фитцджеральд

Первые годы жизни Грязнули прошли… весьма насыщенно, но рассказывать каждый день было бы неуместно, поэтому постараюсь рассказать все коротко, но так, чтобы у вас сложилось понимание происходившего вокруг маленького мальчика, оказавшегося в кругу блудниц, пьяных матросов, бочек с алкоголем и одной маленькой свечки.

Год первый
Растрепанная девушка вбежала в комнату, где сидели Мэгги и Элизабет. Полуденное солнце осветило бледное лицо Триши. Капилляры в глазах несчастной проститутки полопались, под глазами были огромные синие круги. Ей было всего семнадцать, но не знающий этого факта мог с легкостью ошибиться лет на десять. Тело ее давно созрело, а о мужчинах девушка знала более чем достаточно. Дурнушкой не была, но и бросающейся в глаза красотой не обладала. Триша возвела руки к потолку, словно ища божественной помощи, и простонала:
– Этот ребенок плачет и плачет, плачет и плачет, плачет, плачет, – голос ее шел по нарастающей: – плачет, плачет, плачет, плачет! Надо было его…
Триша осеклась, когда в коридоре послышался глухой звук шагов. В проеме появилась грузная фигура Энтони. Левой рукой он облокотился на дверной косяк и сказал Мэгги:
– Милая, сегодня к нам гости, подготовь девочек, – лицо его было довольным.
После этих слов хозяин таверны посмотрел на разнервничавшуюся проститутку и покачал головой:
– Плохо выглядишь, – сказал он через плечо, медленно зашагав по коридору в обратную сторону.
После этих слов бедная девушка опустилась на пол, руки ее медленно поднялись к лицу, закрыли рот, а из глаз потекли слезы. Матрона встала, подошла к Трише, положила руку на ее голову и начала медленно гладить волосы. Черные кудрявые засаленные локоны плачущей проститутки играли бликами под светом пробивавшихся через замызганное окно лучей солнца, оставляя сальный след на пальцах хозяйки таверны.
– Тише, тише, милочка, не слушай этого медведя. Поверь, я бы все отдала, чтобы выглядеть сейчас как ты. Посмотри на меня.
Триша, отведя виноватый взгляд, повернула лицо к Мэгги, глаза ее покраснели и набухли, губы были поджаты, по щекам все еще струились слезы.
– Ну вот, ты же красавица. Пойдем умоем тебя и сделаем прическу, чтобы перед нашими гостями ты предстала в должном виде, – мягко произнесла Мэгги.
– Я правда красивая? – всхлипывая спросила Триша, все еще не в силах смотреть в глаза.
Ее голос прозвучал так, будто ничто другое в целом мире совершенно не имело значения. Лицо было полным надежд услышать такой простой и короткий ответ на столь неуместный вопрос.
– Ну конечно, – поняв суть и важность вопроса сразу ответила Мэгги. – Правда ведь, Бет?
– Да, – отозвалась Элизабет. – Здесь других не работает.
Триша громко выдохнула, посмотрела в глаза матроне, вытерла слезы и скорчила нечто напоминающее улыбку.
– Ой, я такая дурочка, госпожа Мэгги. А знаете, знаете, нет, это я хочу быть похожей на Вас. Вы, вы такая сильная, мудрая, а я, я просто дурочка.
Мэгги была довольна результатом разговора.
– Ду-ро-чка, – медленно протянула Триша, качая при этом головой и выпучив глаза.
– А теперь, поднимайся, милая, иди за мной, – сказала властно матрона: – Бет тебя подменит.
Если бы вы посмотрели на лицо Элизабет, а для друзей Бет, то сразу поняли, что она не удивлена таким исходом. Девушка молча встала и пошла в комнату к ребенку. Ей было немного больше чем темпераментной Трише, всего двадцать; вот только сразу было видно, что она старше. Нет, выглядела Элизабет как раз лучше, чем ее коллега, простите, я неправильно выразился, с виду хрупкая девушка была взрослее; это чувствовалось в манере держаться на людях. Не скажу, что жизнь ее отличалась особой тяжестью относительно остальных блудниц «Сочного окорока», но и не посмею заявить обратное: она забеременела, когда лет ей было, как Трише, случился выкидыш. Пять дней после этого она просидела в комнате лишь на одной воде, не произнеся ни слова, а потом как ни в чем не бывало вышла и принялась за работу. Все последовали ее примеру и тоже сделали вид, что ничего не случилось. Это была очень красивая девушка, ее волосы средней длины цвета пепла, всегда вымытые, лежали на плечах словно иней на ветках деревьев, красиво и безмятежно. Она была небольшого роста, с тонкой лебединой шеей и большими зелеными глазами, жемчужина борделя. Эту проститутку продавали проверенным клиентам, которые не имели привычки распускать руки больше чем следует… или чем оплачено.
Элизабет подошла к плачущему ребенку, взглянула на него своими зелеными глазами, которые, казалось, в тот момент впитали всю грусть мира, вздохнула и нежным голосом произнесла:
– Чего расшумелся? Настоящие мужчины себя так не ведут.
После этого взяла ребенка на руки и начала укачивать. До прихода Толстухи Бри, что подкармливала Грязнулю грудью, оставалось полчаса.

Год второй
Сестры Джейн сидели за столом и играли в карты. Виктория, умудрившаяся сесть на стул в позе лотоса, раскуривала трубку с душистым табаком, им ее угостил один из матросов, что частенько захаживал в таверну к Энтони. Сам матрос утверждал, что выменял этот особый табак у одного тейца, цена была договорной – бочонок за раба.
К слову, Тей – нация, во главе которой стоят Красные волшебники, ребята, скажем так, не самого благородного пошива, распустившие свои загребущие руки по всему континенту. На улицах царит жажда безграничной власти, приводящая к бесконечной погоне за богатствами и роскошью. В алхимических лабораториях проводятся неоднозначные исследования в области магии, исследования с затхлым запашком, если вы понимаете, о чем я. Фундаментом данной прожорливой машине служит рабство. Поэтому, если, вдруг, с детства вы мечтали о рабах, добро пожаловать в Тей, но сразу хочу предупредить, ситуация может сложиться несколько забавным образом – могут продать и вас, ирония как ни крути. Только представьте, в один момент станете бесправным представителем низших слоев общества, вещью в руках жестокого господина, в привычки которого не входит накопление злобы, он вымещает ее на вас. «Работорговля – безнравственно!» – скажете вы? Возможно, вот только хоть мы и не отдаем себе отчета, все в мире стоит жизней существ, обремененных самосознанием, пусть не так открыто, но все же. Жизнь состоит из отведенного времени, время это тратится на достижение тех или иных результатов: постройка города, свержение тирана, обретение знаний, ковка меча, взращивание пшеницы. Знаете ли вы сколько жизней положено на то, чтобы научиться плавить хорошую сталь? А сколько жизней потребовалось для ковки хорошего меча? А чего стоит хлеб, съеденный вами днем? Вот и получается, что золотые монетки в кармане, которыми вы так дорожите, не что иное как обмен, обмен золото-жизнь по договорной цене. Безнравственно.
Густые клубы дыма поднимались в воздух, будоража воображение. Словно тысяча гостей, ввалившихся на пышный прием, дым наполнял воздух: кружился в причудливом танце, расходился к столам, а потом медленно начинал исчезать, словно веселье подошло к концу. После чего следовали глубокие вдох, выдох, и дым уже стаей птиц, сидевших на берегу озера, резко поднимался в небо. Когда большое количество пернатых взмывает ввысь рядом, вы на секунду забываетесь, начинаете чувствовать себя частью стаи, взлетаете вместе с ней. Пусть на мгновение, у вас появляются крылья. Вот и Виктория невольно превращалась в дым, сама того не осознавая.
– Твой ход, – произнес далекий голос, – ээй, разиня, ты тут?
– М? – непонимающе произнесла Виктория.
– Твой ход, – с ехидной улыбкой произнесла Лола.
– Мой… ход? – попыталась сконцентрироваться Виктория.
– Ты что, обкурилась и размечталась о мужиках на белых конях? ¬– расхохоталась Лола. – Он такой въезжает прям таверну.
– Я… – промямлила Виктория.
– Его грива развивается, грива его коня развивается, я знаю, тебе нравятся лохматые, – вскакивая ногами на стул вещала Лола.
– Цок-цок-цок, он уже прямо перед тобой, проводит рукой по своим шелковистым волосам, протягивает к тебе руку, – Лола изменила голос и продолжила. – Любимая, Вы достойны большего, я искал Вас всю жизнь, взберитесь же на моего жеребца, чтобы я мог увезти Вас отсюда в свой огромный замок и нарядить в дорогое платье.
– Ой дуреха, ой дуреха… – покачала головой Виктория.
– Мой жеребец нас быстро домчит! – хлопнула себя по гениталиям Лола. – Смелее, взбирайтесь, любимая!
– Ло! – захохотала Виктория.
– Кто такая Ло? Не знаю никакой Ло! Я – барон Любоф Де Члене, я приехал забрать Вас из этого унылого места, о прекрасная Виктория! Вскружимся же в танце. – Лола соскочила со стула и сделала пригласительный реверанс Виктории.
– Ты с возрастом не умнеешь, – заливалась смехом Виктория.
– Барон Де Члене ждал Вас всю жизнь, но теперь не будет ждать и минуты, Вашу руку, миледи! – Лола протянула руку в сторону Виктории.
– Отстаньте, барон, я не такая, – подхватила Виктория, после чего ловко спрыгнула из позы лотоса, развернула стул спинкой к Лоле, а потом оказалась на нем с широко раздвинутыми ногами.
– Конечно, не такая, таких как Вы не сыскать во всем свете! – Лола схватила Викторию за руку и завязался танец.
Танец тот был прекрасен, вы мне поверьте. Он был полон дурачества и смеха, в этом была его красота, в нем была жизнь. Помните, друзья мои, любая техника останется в тени самого нелепого исполнения, наполненного жизнью, закостенелость может тронуть сердце, но никогда не сыграет песни на струнах вашей души.
Пляски прекратились после того, как сестры Джейн ощутили на себе чей-то взгляд. Послышался детский смех, сестры одновременно обернулись и увидели малыша в обкаканных штанишках, ползущего в их сторону. Когда он оказался рядом со столом, на котором лежали брошенные карты, попытался встать на свои маленькие ножки, но упал.
– Смелее, маленький засранец, у тебя получится – задорно сказала Лола.
На ее удивление, ребенок посмотрел понимающим взглядом и попробовал еще раз, но снова упал. Сестры переглянулись.
– Давай, Грязнуля, у тебя получится, – с неподдельным азартом произнесла Лола.
– Да, ты сможешь, – подтвердила Виктория.
Грязнуля вновь попробовал встать на свои маленькие непослушные ножки, этот процесс приковал все внимание сестер.
– Давай-давай, смелее, – наперебой говорили они.
Весьма удивительная вещь, как только кто-то начинает делать что-то трудновыполнимое перед публикой, можно ощутить мгновения эмпатии. Эти тяжело уловимые сопереживания словно сливаются в воздухе в некую массу, которая начинает кружиться, с каждой секундой становясь все плотнее и будто наэлектризовывается. И если, вдруг, результат успешен, проходит четверть мгновения, прежде чем публика это осознает, еще четверть, пока широко откроет глаза, а потом еще четверть, чтобы понимание произошедшего стало общим. Самое прекрасное происходит в последнюю четверть – бросивший вызов встает в победную позу, разогнанная всеобщим пониманием, наэлектризованная масса несется к достигшему успеха, на всей скорости врезается в него, едва ощутимые электрические разряды пронизывают все тело, давая почувствовать каждую частичку организма. Публика начинает реветь от восторга. Вот тогда-то и появляется настоящее ощущение жизни.
Грязнуля снова упал, тогда ему так и не удалось подняться.
– Не огорчайся, маленький засранец, – подбодрила его Лола. – в следующий раз у тебя обязательно получится.
– Она права, – подмигнула Виктория.
– Где ты, мелкий засранец?! – раздался крик сверху.
– Ну и прилетит же тебе от Триши, – хохотнула Лола.
– Он здесь, сразу возьми новые портки! – крикнула Виктория.
Грядущей ночью Грязнуле исполнится три года, утром он не получит подарков, сладостей и просто особого внимания, это будет обычный день в жизни мальчика хотя бы просто потому, что никто не запоминал дату его рождения, никто не давал ему нормального имени.

Год третий
Маленький халфлинг несся через коридор на всех парах, в его наплечной сумке поблескивал драгоценный камень. Это был коридор древней гробницы одного очень богатого короля. Гробница та была выстроена получше некоторых дворцов: куча коридоров, высокие своды, потайные комнаты с ловушками, сложные механические замки, непроходимые магические барьеры, за каждым углом могла притаиться опасность. Все это потребовалось для того, чтобы заточить скупость короля под надежной охраной после его смерти. Короля этого можно понять, ведь он потратил целую жизнь на накопление богатств, а тут эта приставучая смерть. Ну неужели можно так просто расстаться со смыслом всей жизни? Конечно нет. Вот именно по этой причине король приказал построить вместительный склеп, где вместе с ним будут захоронены сокровища. О, сколько умелых рук пыталось проникнуть в данную обитель, добрая половина самых искусных воров со всего Фаэруна попытали счастье в этом лабиринте. Надо сказать, что некоторым из них крупно повезло – они выбрались оттуда. Да, с пустыми руками, но живыми. Самые мудрые туда даже не сунулись. Никому не удавалось попасть в сокровищницу скупого короля, никому… до сегодняшнего дня.
– Кто посмел прикоснуться к моим богатствам!? – ревел утробный голос.
Халфлинги – раса человекоподобных существ небольшого роста, известные своими озорными глазенками, ловкими ручками и быстро переставляемыми ножками. Помимо прочих достоинств, за ними наблюдается черта понимать все быстро и сразу. Именно поэтому наш герой все понял как надо и сразу перешел к действию – старался бежать не оглядываясь и уж тем более не отвечать на провокационные вопросы.
– Кто бы ты ни был, ты заплатишь жизнью за свою дерзость! – дал понять серьезность своих намерений зловещий голос.
– Левая нога, правая нога, левая нога, правая нога, – приговаривал себе под нос халфлинг. – Так недолго и живой легендой стать, мертвой я быть вовсе не согласен.
– Где ты? – не унимался голос, разносившийся по коридорам эхом.
– Стены, стены, стены, стены, хотя бы стрелочки к выходу на них нарисовали что ли, – не отвлекался на пустяки бегун. – Ох, что-то терзают меня сомнения по поводу маршрута, кажется оттуда получается не совсем так как туда.
Что-то чуть слышно щелкнуло под ногой маленького героя. Из левой стены, рассекая воздух, вынырнули четыре копья. Но разве может столь примитивная ловушка становить одного из лучших, если не лучшего, вора Фаэруна? Халфлинг ловко проскользил по полу под копьями, не сбавляя темпа, сильно оттолкнулся правой рукой от пола и вернулся в положение бега, будто ничто и не пыталось его остановить.
– Я чувствую твой мерзкий запах, вор! – злорадно произнес голос.
– Да ты что? А это чувствуешь? – рассмеялся халфлинг и выпустил газы на ходу.
Вы будете удивлены, но в помещениях с хорошей акустикой громкий выпуск газов звучит довольно зловеще, а наш герой, не смотря на маленький рост, весьма преуспел в этом деле. Скажем так, получилось весьма убедительно.
– Да как ты смеешь!? – негодовал голос. – Убью!
Халфлинг знал, что ему необходимо покинуть склеп, ведь за ним гнался призрак самого скупого короля.
Быть призраком довольно неинтересно: вы не ощущаете времени, ничто вас не радует, но самое главное – вы прикованы к месту, которое не отпускает вас в мир мертвых. Все это было известно нашему маленькому герою. Халфлинг мухой вылетел из склепа, даже не пытаясь закрыть за собой дверь, последнее что он слышал вслед из глубин коридоров – истошный крик «Мое!». Конец.
– Ох уж эти сказочки, кто их только выдумывает? – закрыла книгу Элизабет. – Почему еще не спишь?
– Ите, – произнес детский голосок.
– Нет, мелкий воришка, на сегодня с тебя хватит, – потрепала за нос Грязнулю Элизабет.

Год четвертый
– А это как читается? – вкрадчиво спросила Элизабет.
Грязнуля долго разглядывал слово «собака», наклонив голову набок, после чего заулыбался и протянул высоким голоском: «Собака!»
Девушка одобрительно кивнула, ей нравилось учить мальчика читать. Может Элизабет нашла в нем своего потерянного ребенка, или просто сыграл злую шутку материнский инстинкт, точно не скажешь. Мне почему-то кажется, что в Грязнуле она увидела мимолетное отражение, искорку другой жизни, жизни вне стен публичного дома. Там она была обычной девушкой склонной к вышиванию с любящим мужем и добрым небольшим псом черно-белого окраса, вечно крутящимся в ногах. Она вставала бы рано-рано, ведь надо успеть приготовить сытный завтрак любимому и собрать еды в узелок на обед, чтобы он неустанно трудился на верфи весь день, а потом занималась домашними делами в компании пса до тех пор, пока на столе не оказывался бы вкусный ужин. Спустя некоторое время их небольшой дом наполнился бы смехом двух, а лучше трех малышей. Жили бы они не богато, но в достатке, никому ни в коем случае не пришлось бы голодать. Все кругом удивлялись бы их дружному семейству и наперебой говорили: «О, как они на вас похожи! У него точно твои глаза и его нос, а младшенькая вовсе твоя копия!»
Мальчик потрепал за рукав о чем-то задумавшуюся проститутку.
– А, чего говоришь? – встрепенулась замечтавшаяся Элизабет.
– Тетя Бет, давай еще? – ласково сказал Грязнуля.
– Давай. А вот это как читается? – произнесла девушка и указала, не глядя на слово.
– Это… – мальчик внимательно изучал слово, разглядывая его то с одной стороны, то с другой, периодически шевеля губами. – Прочность!
– Ох, – удивленно произнесла Элизабет, после чего уставилась в книгу. – Действительно… прочность.
Проститутка приподняла правую бровь и посмотрела на мальчика, который не менее выразительно посмотрел в ответ, постаравшись как Бет поднять одну из бровей, но у него так ничего и не вышло, своенравные брови устроили причудливый танец.
– Откуда ты знаешь, как читается это слово? – засмеявшись сказала Элизабет. – Мистер игривые брови.
– Я и не знаю, тетя Бет, – пожал плечами мальчик. – Но мне кажется, что оно читается так.
– Уж конечно! – прищурилась девушка. – Так я тебе и поверила, маленький жулик.
– Никто кроме тети Бет не учит меня читать, – развел руками Грязнуля.
– И то верно… – постучала указательным пальцем по нижней губе Элизабет. – И то верно…
Еще какое-то время девушка так и сидела, погрузившись в свои рассуждения.
– А что это? – любознательно произнес мальчик.
– Что это – это что? – прищурившись посмотрела на Грязнулю Элизабет.
– Прочность – что это? – невозмутимо ответил мальчик.
– Прочность это… – девушка задумалась. – Это когда что-то такое крепкое, что нельзя сломать.
– Как горы? – округлил глаза Грязнуля.
– Да, думаю да, горы прочные, – отозвалась Элизабет.
– Как волшебные мечи? – спросил Грязнуля.
– Да, как мечи, – улыбнулась Элизабет.
– А что еще прочное? – озадаченно спросил мальчик. – Что еще прочное, расскажи.
– И куда это Вы так намереваетесь выучиться, юный господин? – с усмешкой сказала девушка, которая испытывала некое подобие гордости за юное дарование.
– Это я еще не решил, – задумчиво произнес Грязнуля, после чего добавил. – Но когда-нибудь решу.
Брови Элизабет от удивления поднялись так высоко, что чуть не достали до волос. Проститутка с минуту изумленно глядела на маленького мальчика, порываясь что-то сказать, но так и не нашла подходящих слов.
– Не бойся, тетя Бет, – отреагировал на изумленное лицо девушки Грязнуля. – Я возьму тебя с собой.
После этих слов Элизабет окончательно потеряла дар речи. Это было так глупо и странно, но ей вдруг стало так легко после заявления четырехлетнего несмышленыша, что произошедшее просто не укладывалось в голове. Перед глазами в одно мгновение пронеслись все дни, что она провела в «Сочном окороке». Каждый из этих дней накладывался на предыдущий, образуя вокруг неприступную стену отчаяния. Эта стена росла так долго, что стерла воспоминания о том, что за ней что-то есть. Целый необъятный мир превратился в ограниченное пространство квадратной формы, сковав тело и лишив надежды. То, что казалось бесконечным, в итоге оказалось лишь маленькой точкой. А теперь вдруг все, что было забыто сердцем так давно, что приравнивалось к потерянному в вечности, воспрянуло духом от слов четырехлетнего мальчика.
Элизабет пришла в себя и посмотрела на Грязнулю, мальчик беззаботно ковырял в носу.

Год пятый
Грязнуля сидел один в своей темной холодной комнате, располагавшейся на первом этаже недалеко от кухни, наблюдая за пламенем маленькой догорающей свечки, за окном хлопьями валил снег. Хотя, комнатой это можно было назвать с натяжкой, скорее напоминало продолговатый чулан, половину которого занимала узкая кровать, но ведь было одно окно, а значит назвать это помещение чуланом было бы в корень неверно. Ввиду того, что первый этаж находился ниже уровня земли, маленькое окошко располагалось почти под самым потолком и выходило во внутренний двор, где Энтони держал собак, из-за чего комната походила на темницу. Здесь не было абсолютно ничего, к чему хотел бы прицепиться глаз: справа – кровать, рядом под окном тумбочка, маленький столик и табурет у левой стены, над ними полка с потрепанными книжками, на входе несколько крючков под одежду. Все это Грязнуля считал своим домом.
Многое можно сказать о человеке, зная, что он вкладывает в слово «дом». Это довольно удивительный вопрос – «что есть дом?». Кто-то начнет перечислять стены, крышу, двери, окна, кому-то придет в голову мысль о месте, где он проводит ночь, отдельно взятые индивиды заявят, что это там, где они родились и хотят умереть. Также дом может быть сложным собирательным образом, передающим скорее ощущения: теплая кровать, лежа в которой видят сны, грезят, пытаются разобраться в себе, комната, которая хоть напоминает маленькую крепость, где можно спрятаться в случае больших бед, тот угол, который можно назвать своим, то окно, через которое так тяжело представить громадный мир, тех людей, что успокоят посреди ночи, если приснился кошмар, а потом будут гладить по голове до тех пор, пока снова не уснешь. Есть масса путей, которыми вы можете пойти, блуждая несметное количество дней в поисках единственного правильного ответа на вопрос «что есть дом?». Многие склонны к поиску трудно уловимой истины, формы без форм, что прозрачна как слеза младенца и легче чем перо для урагана. Кто знает, может лучше склониться к понятию «выбор»? Ну неужели жизнь настолько скупа, что не позволит вам сделать выбор, принять решение что является чем для вас? Именно для вас.
Внезапно Грязнуля заговорил со свечой:
– Здравствуй, свеча, – шепнул он тихонько, наклонившись к ней поближе. – У меня к тебе будет огромная просьба.
Пламя свечи легонько дрогнуло от учащенного дыхания мальчика, но потом прильнуло назад.
– Я не знаю кого еще попросить об этом… – мальчик ненадолго задумался, после чего продолжил. – Мне, мне больше некого.
Пламя легонько раскачивалось взад-вперед, внимательно слушая мальчика.
– Тетю Бет настигла неудача, она заболела. Я не знаю, что с ней, но тетя Бет часто кашляет и стала бледной словно снег. Она старается мне улыбаться, но видно, что ей тяжело. Вчера погладила по голове, мне нравится, когда она так делает. Я думаю, если ты отдашь ей свое тепло, она поправится. Знаю, что твое тепло не безгранично, поэтому давай договоримся, я затушу тебя, а ты всю ту силу, что тратила бы на меня, отдашь ей.
Пламя замерло на месте после слов мальчика, словно обдумывая его слова.
– Ага? – нетерпеливо спросил Грязнуля, кивнув. – Ты ведь мне поможешь?
Пламя свечи робко кивнуло ему в ответ, после чего опять вытянулось по струнке.
– Вот и славно, – сказал грязнуля, послюнил пальцы и затушил свечу. – Спокойной ночи, тетя Бет, выздоравливай.

Интересующимся прилагаю PDF-файл. Из существенных отличий - картинки.
Прикрепленные файлы
Прикрепленный файл  Chapter_2.pdf ( 769.88 килобайт ) Кол-во скачиваний: 0
 
15 Dec 2017
СЛАБЫЙ ЖЕЛУДОК
Даже и не знаю, с чего начать эту историю… Думаю, с рвоты на перчатке молодого стражника, идущего быстрым шагом, периодически спотыкаясь. Да, попробуем с этого.
Раннее утро, лучи Солнца по одному уже начали выглядывать из-за горизонта, собираясь в армию света, неминуемо наступающую на царство тьмы, а деревенская стража уже совершала свой утренний обход. Я стоял в компании одной знакомой по имени Рэйллинель Сэйтарвен, к которой за относительно недолгое время нашего знакомства начал испытывать душевную привязанность. Следует заметить, что эта девушка-эльф предпочитает, чтобы ее величали просто Рэй, поэтому будем же относиться с уважением к желаниям других хотя бы в тех случаях, когда нам это ничего не стоит. Она-то и заметила молодого стражника, идущего то быстрее, то медленнее со стороны кладбища деревни Экзисвиль.
У досок с объявлениями стражника остановил дворф с белой бородой и настолько длинными руками, что мне невольно вспомнились диковинные приматы. Утренний ветерок донес лишь обрывки фраз их беседы, и единственное, что я действительно понял - на кладбище произошло… что-то, способное вызвать рвотный рефлекс у юного мужского организма, не так давно вступившего в ряды стражи. Разговор был недолгим, поэтому новоиспеченный страж довольно скоро пошел дальше.
Любопытство подступило к горлу, да такое сильное, что пересохло во рту… или это из-за выпитого накануне? Как бы то ни было, появился утренний настрой засунуть нос в чужие дела. К счастью или чему-то к нему близкому, Рэй была знакома с седобородым. Уж не знаю в подробностях, как они познакомились, но уже после, эльфийка обмолвилась, что повстречала дворфа в лесу, блуждавшим средь деревьев и утверждавшим, что ему потребовалось покинуть корабль до прихода в порт по особой, не помню какой, причине, продиктованной острой необходимостью. Именно благородная Рэй и помогла ему добраться до Экзисвилля.
После довольно быстрого представления меня Нули, а именно так звали этого белобородого дворфа, разговор пошел по делу. Он поведал нам, что на кладбище произошло убийство девушки, а молодого стражника послали сообщить семье убитой. Вы, наверное, уже догадались, куда лежал наш путь.

ПРИТЯГАТЕЛЬНОЕ МЕСТО
И вот, мы уже у ворот кладбища. Следует заметить, что деревенское кладбище – это не самое живописное из мест Фаэруна… даже для местных. Но, если можно так выразиться, обладает природным магнетизмом. Одним словом, унылый клочок земли, ставший долгосрочным пристанищем для большей части населения Экзисвиля.
В центре кладбища подбоченившись стояли несколько стражников, три, если быть точным. Тот, чье лицо выглядело наиболее благоразумным, оказался сержантом. Сержант стоял явно не в духе, от этой внезапно свалившейся на его плечи проблемы, и его с легкостью можно понять – на самом деле, мало кто любит заниматься расследованием убийств. Войдя в положение блюстителей порядка, мы предложили свою помощь настолько ненавязчиво, что успели поторговаться о сумме, причитающейся при нахождении виновных. Триста монет, деленые на три – это не мечта, конечно, но на пару ночей в удивительно дорогостоящей деревенской таверне хватит, все лучше, чем в лесу. Другими словами, когда из карманов при слове «оплата» вылетают бабочки, выбирать не особо приходится, поэтому мы взялись за это дело.
Рядом с одной из могил лежало тело молодой пышногрудой красивой женщины. Вот что я увидел: черные растрепанные волосы, выпученные серые глаза, широко раскрытый рот с разбитой губой, торчащий язык. Лицо убитой девушки показалось мне смутно знакомым, как выяснилось, это неспроста, двадцати семи летняя Мария работала подавальщицей в экзисвильской таверне. Среди родственников девушки в здравии и памяти находились муж, к которому и плелся молодой солдат со слабым желудком, и маленький сын. Рэй и Нули наказали стражникам стоять у ворот кладбища и никого не пускать, а сами принялись за изучение места преступления. Ввиду свой поразительной неосведомленности в сыскном деле, я предпочел заняться тем, что хоть как-то выходит – игрой на мандолине. Удивительный инструмент, скажу я вам – благодаря своим компактным размерам значительно упрощает жизнь, да и звучание у него очень даже приятное.
Стражники так обильно натоптали на месте преступления, что задача усложнилась в разы. К моему удивлению, седобородый дворф оказался весьма наблюдательным и сообразительным: заметил следы на шее девушки, заявил, что ее задушили, а потом еще и примерное время смерти определил – в районе полуночи. Дальнейшие его действия можно было бы назвать мародерством, но не в нашем случае, ведь мы расследовали убийство – он бесцеремонно обыскал тело девушки. В кармане обнаружилась свернутая бумажка, текст внутри был следующий:
«Для приготовления отворотного зелья требуется:
1) Пучок волос того, кого надо отворотить.
2) Пучок волос того, от кого отворотить.
3) Зелье потери.
В миску кладется пучок волос, того, кого надо отворотить, заливается
Зельем потери, далее крошится пучок волос того, от кого надо отворотить. В полночь на кладбище над зельем произносятся следующие слова: «Свои чувства ты зароешь в могилу, что было мило тебе станет вовсе не мило. Рвотный рефлекс вызывает тот, кого так любил, для сердца его ты похоронил.» Процедить полученную жидкость через марлю, дать выпить тому, кого надо отворотить».
Хоть я и не алхимик, но рецепт весьма странный, как на мой взгляд, больше попахивает надувательством.
Рэй обратила наше внимание на вещи, стоящие у надгробия: чаша с темно-каштановыми волосами и зелье. Как сейчас помню эту бутылочку – черная, покрашенная снаружи пурпурным цветом по контуру дна, тогда мы не предали этому абсолютно никакого значения.
Смею довести до вашего сведения, эта девушка-эльф первоклассный следопыт, у нее даже свой собственный волк есть. Имя волка Гвен. Да, мне тоже оно кажется смутно знакомым, но чем именно я пока так и не разобрался. Рассказываю об этом не просто так, Рэй призвала волка для поиска убийцы по запаху. Идея, я вам скажу, была просто замечательная, вот только не принесла утешительного результата – эльфийка объяснила это тем, что из-за работы подавальщицей на теле жертвы слишком много запахов. Увы, а я уже было обрадовался, что дело без пяти минут как закрыто.
Мой вклад был минимален – на могиле, что являлось местом убийства, что не лишено иронии, я заметил забавную эпитафию. Могила принадлежала какому-то молодому парню, умершему три года назад в возрасте двадцати одного года: «Больше зелья силы он любил только свою жену». Можете приписать мне дурной вкус, но в этом что-то есть. Не судите строго, собственноручный осмотр места убийства – это не то, чем мне хотелось бы занимать свое утро, особенно когда рядом находятся те, у кого такие дела выходят куда лучше. Помните, иногда для благополучного исхода нужно всего лишь не мешать. Ну, и непременно немного везенья.
Рэй и Нули в один голос начали твердить, что скорее всего ее убил ревностный муж. Спорить я не стал – едва ли можно сказать, что убийства из ревности происходят редко, напротив, весьма распространены. Для пущей уверенности мы решили навестить немногочисленных родственников безвременно погибшей от избытка удушения. Сержант и его солдаты подсказали нам как найти верный дом, а сами по нашей просьбе остались сторожить вход на кладбище. Мужа звали Эрик, а сына – Марк. Из слов стражников мы поняли, что у мужа убитой есть проблемы с выпивкой. Ревнивый и пьяный – что-то начинало вырисовываться.

СЕМЕЙНОЕ ГНЕЗДЫШКО, ИЛИ ТУДА И ОБРАТНО
Дом оказалось найти несложно. Дверь нам открыл плечистый мужчина лет тридцати в одежде лесоруба с темно-каштановыми волосами и карими глазами. Лицо его опухло, было заметно, что парень мучается от похмелья. В этом можете не сомневаться, в таких вещах я разбираюсь. Что, как мне кажется, немаловажно и следует отметить, глаза его были красны от слез. Объяснив по какому делу визит, мы вошли в дом. В углу молча сидел ребенок лет трех с волосами цвета соломы и серыми глазами.
Волосы, найденные в чаше на кладбище, явно принадлежали этому здоровяку, но дело от этого проще не стало, уж больно печальное лицо было у этого Эрика. К сожалению, манеры моего новоиспеченного белобородого товарища распространялись не только на тела умерших, Нули начал обвинять заплаканного мужика в убийстве жены. Сами можете догадаться как повел себя хозяин дома – велел нам убираться. Собственно, куда именно нам убираться он тоже поведал. Начинало казаться, что такими темпами расследование придет в тупик, но тут в свои руки ситуацию взяла Рэй.
Забыл упомянуть, что помимо любви к природе, у моей знакомой неподдельное влечение к магии, а одной из слабостей является любовь к свиткам. Хитрая эльфийка использовала на Эрике заклинание очарования. Конечно при таких условиях обстановка в доме немного разрядилась.
Чем больше мы спрашивали у лесоруба о его жене, тем более жалким он становился: ревел, пил, бил бутылки об стену, извинялся перед сыном, снова ревел. Мне даже показалось, что единственное, что удерживает его на этом свете – сын. Знаете, когда маленький мальчик успокаивает пьяного медведя-отца, валяющегося в слезах по полу, гладит по голове, чтобы успокоить, это… весьма странное зрелище. Было видно, что мальчик очень любил отца.
Как ни странно, в речи Эрика были крупицы полезной информации. Он хотел встретить свою жену после работы, но напился так сильно, что себя не помнил. Отношения в семье у них действительно были, мягко говоря, натянутыми, и, конечно, можно было бы предположить, что в нетрезвом состоянии он убил свою жену, но… Слишком много несуразного: кладбище, ритуал, а самое главное – вы бы видели его изъеденное горем лицо. Нет, такие не убивают. Натянутость эта возникла немного больше трех лет назад, когда у его жены появился любовник, тогда Эрик еще не пил. Он узнал о изменах, но жене ничего не сказал, боялся потерять. Самым смрадным, как сказал Эрик, было то, что любовником оказался его молодой ученик по имени Дитрих, который, к слову, тоже был женат. Жена его была молодой и талантливой травницей. Собирая Дитриху еду, она неизменно докладывала бутылочку свойского зелья силы, чтобы любимому мужу легче работалось. Как оказалось, дружба семьями переросла в… нечто большее. Роман был прерван несчастным случаем – Дитриха придавило поваленным деревом. Жена Эрика была безутешна. Вскоре после этого состоялась неприятная беседа, в ходе которой муж дал Марии понять, что знал о любовнике. Вот тогда-то мертвая подавальщица и решила, что Эрик убил любовь всей ее жизни и возненавидела мужа. Вот тогда-то этот здоровяк и начал пить, а между тем, Мария родила сына.
Нам Эрик сказал, что о не убивал парня, и что, несмотря ни на что, ему было его жаль, все-таки человеческая жизнь. Я почему-то ему поверил. Мы вышли из дома, и тут нас осенило – чертова могила, рядом с которой убили Марию! Сломя голову мы полетели на кладбище, хотя уже знали, что прочтем на надгробии, и не ошиблись, могила принадлежала Дитриху.
После расспроса карауливших кладбище стражников, выяснилось, что эту могилу каждое утро приходит навестить одна красивая девушка-алхимик по имени Мадлен, которую считают помешанной. Разные стражники, делавшие утренний обход рассказывали, что видели, как каждый день после смерти мужа, она что-то выливала на могилу. Слухи в деревни распространяются с удивительной скоростью, поэтому девушку все стали стараться обходить стороной, даже не смотря на красоту.

ЛЕТАЮЩИЙ ДВОРФ
Дом Мадлен оказался в той же части деревни, что и Эрика. По дороге Нули зачем-то взял увесистый булыжник, валявшийся у дороги, но я не придал этому значение, коллекционирует, наверное, подумалось мне. Каково же было удивление, когда, занеся руку для стука, я услышал оглушительный треск стекла справа. Повернув голову, я увидел дворфа, залетающего в разбитое окно. Знаете, на секунду я подумал, что померещилось.
Когда мы с Рэй вбежали в дом, наш белобородый друг истошно орал на
бледную худенькая девушку лет двадцати с небольшим. Ее рыжие кучерявые волосы стояли дыбом, а зеленые глаза были раскрыты так широко, что не сразу можно было отыскать брови. Дворф обвинял Мадлен в убийстве. Непроизвольно, моя рука потянулась закрыть лицо, но остановилась на полпути – девушка была настолько выбита из колеи, что моментально во всем созналась.
Наверное, следует заметить, что чем больше девушка отходила от летающего Нули, тем сильнее становилось ясно, что истории про ее… эксцентричность не вымысел и даже не дотягивают до истины. В итоге, обильно роняя слюни, пытаясь порвать на себе скромное платье с длинным рукавом и проклиная самыми выразительными словами Марию и нас заодно, Мадлен кричала, что совершила убийство по просьбе своего горячо любимого Дитриха. Конечно, мы бы не придали этому значения, если бы она не добавила, что записка от ее дорогого мужа, которую она нашла поутру на кладбище при ежедневном ритуале с зельем силы, спрятана за портретом Дитриха.
Осмотревшись в комнате, мы увидели портрет внушительных размеров, на нем был изображен красивый белокурый мужчина с голубыми глазами. Сзади портрета, к нашему удивлению, обнаружилась записка: «Приходи в полночь с моим любимым зельем, я расскажу тебе о своей любовнице. Твой Дитрих.»

ВИНОВНИК НАЙДЕН?
Мы сдали безумную Мадлен страже и получили свою награду, но где-то глубоко внутри у каждого из нас осталось чувство незавершенности. Внезапно Рэй выпалила, что ей нужна бумага с описанием ритуала с кладбища. Белобородый дворф чуть не лишился своих длинных рук, когда неспешно вытащил бумагу из своего кармана и протянул эльфийке. Рэй внимательно посмотрела на рецепт, и уже спустя секунду, даже глазом не успел моргнуть, перед моим носом возникли две бумаги – описание ритуала и записка Дитриха, находчивая эльфийка попросила обратить внимание на почерк. Черт возьми, он был одинаковым!
Доверившись интуиции, я попросил у Рэй бутылочку зелья с кладбища, после чего долго вертел ее в руках, пока не обнаружил одну интересную деталь – если смотреть со стороны дна, из-за цветного окаймления внизу, глазу предстанет черный диск с насыщенной пурпурной границей, символ богини Шар.

МЫСЛИ
Несмотря на то, что дело было закрыто, меня мучило любопытство – в моей мозаике не хватало нескольких деталей, поэтому я решил самостоятельно продолжить расследование.
Благодаря местному алхимику, удалось понять, что зелье в бутылочке не что иное, как сильнодействующим яд. В таверне я узнал, что смена Марии была до полуночи, но она отпросилась на полчаса раньше, а днем ранее заняла денег у владельца таверны. У других работниц таверны удалось выяснить еще кое-что – Мария что-то купила у странствующего торговца, который пробыл в таверне с неделю. Тут-то меня и осенило – это он, вот тот, кто все подстроил.
Вот как я вижу случившееся:
«Торговец», хорошо знавший жертв своей интриги, в день убийства подкладывает записку на могилу Дитриха и продает рецепт с одним из ингредиентов, зельем потери, Марии. Зачем ей отворотное зелье? Ведь Марии, давно мечтавшей уйти от Эрика, но уверенной, что он ее не отпустит из-за искренней любви, наконец-то повезло, ей подвернулся странствующий торговец, невзначай рассказавший о ритуале, который решит все ее проблемы. Муж, который должен встретить? Проще простого – Мария оставляет ему на видном месте бутылку с алкоголем, не тяжело догадаться к чему это приведет, с его-то недугом.
Ритуал проводится на кладбище в полночь. Куда же пошла Мария? Конечно на могилу любимого Дитриха. Вот тут-то и вступает в игру безумная Мадлен, которая прочла записку, ведь она каждое утро навещает могилу мужа. «Приходи в полночь с моим любимым зельем, я расскажу тебе о своей любовнице. Твой Дитрих.» Там она видит Марию, и для нее все проясняется. Как эта хрупкая женщина задушила Марию? Правильно – зелье силы, конечно эта безумная притащила его на кладбище, всерьез надеясь увидеть там Дитриха.
А что если бы Мадлен струсила или просто не смогла бы убить Марию? Тогда отворотное зелье, которое по факту являлось самым обыкновенным ядом, достигло бы Эрика. В любом случае были бы убийца и жертва.
Кто бы не стоял за всем этим, он не страдает недостатком ума, осведомлен пугающе хорошо и первоклассный манипулятор. Надеюсь, маленькое вмешательство в это дело не выйдет нам боком...
Глава 1. Родовая преемственность.

«Я был рожден во благе и богатстве,
Меня, увы, не утруждало ничего,
Семейный титул сковывал в притворном панибратстве,
А мне хотелось приключений, только и всего.
С того момента времени прошло немало,
Теперь другой я совершенно человек,
Могу поведать, где лежит вселенское начало,
Иль ухватить за бедра шлюху, лучше не сыскать вовек.»
Вступление к песне «Дотла сгоревший лес»
Автор: бард, известный под именем Фитцджеральд.

Это была дождливая томная ночь в северном портовом городе, расположенном вокруг устья реки Мирар. Я вижу улыбки на ваших лицах, а значит вы догадались, о чем пойдет речь. Да, друзья мои, этот город – Лускан, также известный как Город Парусов, не стесняющийся пускать в свою гавань пиратские корабли с черт знает чем наполненными трюмами. Город, который находится во власти пяти Верховных Капитанов, взирающих на свои владения из жилищ, что больше напоминают подготовленные к бою крепости. Неприветливый, относящийся к гостям как к шпионам или отбросам, не прощающий даже самую малую слабость, оплот жестоких северян, знающих толк в… кровопускании.
Если посмотреть на город сверху, можно увидеть, как река рассекает его, словно зияющая рана, деля территорию на две части: северную, состоящую из бесчисленных складов, и южную, застроенную двух- и трехэтажными укрепленными домами, подпертую огромной стеной, за которой ютятся караванные строения. Кажется, единственное, что мешает этой ране разойтись сильнее – три моста, что швы на теле раненого, соединяющие север и юг.
В самом устье находится остров с Ведущей Башней Тайного Знания, древним каменным наследием Иллуска, напоминающим своими очертаниями громадное дерево, растерявшее листву в бесконечном потоке времени и загрубевшее от хлестких пощечин хладнокровного ветра.
А может, вы осведомлены чуть больше? Может, вы сами бывали в Лускане? Знакомо ли то навязчивое чувство, что за вами следят? Знаете ли вы, что когда попадаете в Город Парусов, за вами действительно следят? Тайное братство никого не упустит вас из виду, уж поверьте. Дам совет: пока прогуливаетесь по узким туманным улочкам, держите ухо востро. Сами понимаете, что в таких местах если и были действительно честные и благородные люди, то скорее всего их убили, когда те старались поступить по совести. Но тссс… не будем увлекаться, это была дождливая томная ночь…
Владелец маленького местного борделя-таверны «Сочный окорок» Энтони, крупный седой человек за пятьдесят с жадными бегающими поросячьими глазками, внушительным пузом и плешью, наливал очередную порцию выпивки достопочтенным посетителям, трем матросам с корабля «Лупоглазый Джек». Богоугодное заведение Энтони не имело большой известности и популярности, но в узких кругах ценилось больше, чем месячное жалование. Вокруг столика вилась пара девиц, проститутки «Сочного Окорока». Сестры Джейн, так прозвали этих рыжих бестий, работающих в паре. К слову, сестрами они вовсе и не были. Худощавые, ловкие и крайне гибкие, в детстве промышлявшие мелким воровством в разных районах Лускана, Виктория и Лола нашли поддержку друг в друге. Несмотря на то, что черты лица у них были крайне разные, крашенные волосы решали все проблемы.
Зал был очень невелик, если не сказать мал, чуть больше сорока квадратных метров, и находился в полуподвальном помещении. Деревянные столы и стулья неправильной формы были расставлены так, чтобы могло поместиться как можно больше посетителей. Обветшалые стены с паутиной по углам были лишены изысков декора. Слева от входа располагался камин из красного кирпича с тремя креслами и столиком между ними, чуть выше на стене висела весьма странная картина внушительных размеров – сатир, держащий в одной руке меч, в другой бокал с вином, три полуголые женщины обвивали его мохнатые ноги. За спиной хозяина таверны был прибит грязный багровый ковер. Несмотря на определенную степень несуразности, в этом месте было что-то уютное. Темный густой воздух, в котором смешались запахи жареной пищи, алкоголя, пота, сырости и похоти, периодически сотрясался громким пьяным смехом.
Недоеденный свиной окорок, куча пустых и не совсем кружек, обглоданные куриные кости, ломти хлеба, вот что можно было разглядеть под приглушенным светом свечей на столе посетителей и, заметьте, ни одного столового прибора.
– Эй, Э…икх, Эн… икх, Энтони! Где наша выпивка, старый ты пройдоха?! – кричал самый юный из матросов, которого от выпитого настигла икота. – Где же наша… икх, выпивка? Я обещал угостить девочек, налей им тоже!
Энтони вопросительно посмотрел на двух матросов, что постарше. Один из них одобрительно кивнул, достал маленький мешочек и потряс им. Глаза хозяина таверны блеснули, после чего он расплылся в самой искренней улыбке, которую мог скорчить, а отсутствие пары зубов подчеркнуло доброжелательность.
– Спой нам, что-нибудь, Бак, – мягко сказал матрос с повязкой на глазу молодому балагуру.
– Да ну его! Он вечно как напьется, поет грустные песни, а у нас тут так весело! – гаркнул второй, плечистый лысый детина под два метра ростом, с черной бородой и румяными щеками.
После этих слов, матрос с повязкой посмотрел на здоровяка единственным глазом, не произнеся ни слова, лишь кружка немного захрустела в его руке. Детина побледнел, неловко засмеялся и промямлил:
– Да я это, пошутил, мне нравится, когда он поет. Пойду отолью и принесу нам выпить.
После этих слов, он встал и побрел в сторону уборной.
– Давай, Бак, порадуй меня, – не менее мягким голосом сказал одноглазый.
Молодой матрос, сделал большой глоток из кружки, оперся на стол руками, глубоко вдохнул и запел низким, на удивление приятным, голосом что-то старое, многими забытое:
«Сколько бы волн
Не шло под моею стопой,
Я за сердцем своим
К тебе возвращался домой.
Ты долго ждала у окна
Меня со свечкой в руке,
Эту свечу как маяк
Взглядом искал вдалеке…»
Тем временем, в дальней комнате второго этажа жена Энтони, Мэгги, с двумя другими работницами увеселительной службы таверны принимала роды.
Наверное, правильнее сказать, что Мэгги заведовала бордельной частью «Сочного окорока». Все работницы относились к ней с уважением и то ли в шутку, то ли всерьез называли матроной, что ей очень льстило.
Эта женщина, доживавшая пятый десяток лет, утратила былую красоту, потеряла притягательные изгибы фигуры: ее волосы цвета соломы, собранные в пучок, местами поседели, а большая грудь предательски обвисла. По амбициям данные метаморфозы не нанесли особого удара, более того, с каждым годом ее уверенность в собственной состоятельности возрастала. Лишь маленькая родинка на левой щеке осталась неизменной.
Мэгги была подходящей парой для хозяина таверны, так как имела такую же падкую на золото душонку, гнившую уже не один десяток лет; именно ее идеей было совместить должность проститутки и подавальщицы. Иногда мне даже кажется, что Энтони и Мэгги можно назвать идеальной парой.
В этот раз понести плод любви посчастливилось восемнадцатилетней Грязной Сью. Вы не подумайте неправильно, мылась она часто, а вот речь… речь ее изобиловала всяческого рода фразеологизмами ненормативной лексики, за что Сью и получила свое прозвище. Но, смею заметить, именно за этот язык ее и любили многие матросы, посещавшие «Сочный окорок». Кто-то всем сердцем, кто-то всей душой, но как-то чаще всей компанией. Ее длинные густые русые волосы держала далеко не одна рука, а большие серые глаза видели такое, о чем было бы неприлично говорить вслух. Несмотря на все тягости бытия, она не теряла бодрости духа и веселости нрава. Чье семя упало в почву так глубоко, что проросло? Думаю, что никто, даже сама Сью, не смог бы ответить на данный вопрос. С уверенностью можно лишь сказать, что это был человек мужского пола. Вот такая вот обаятельная и многогранная женщина обитала под чутким крылом матроны Мэгги.
Суета, ведра с водой, куча полотенец, приторный запах в комнате. Когда Сью начинала кричать, ей закрывали рот или давали пощечину: крики мешают посетителям. О чем Сьюзен говорила в ту ночь, упоминать не стану, скажу лишь, что роды прошли тяжело, родился мальчик, а когда молодой матрос на первом этаже закончил петь, тело женщины, которой посчастливилось стать матерью, бездыханно лежало на окровавленной постели, одетое лишь в белую сорочку.
– Мальчик… – огорченно произнесла Мэгги – эта чертовка понесла мальчиком, да еще и умереть умудрилась.
Матрона обрезала пуповину и положила ребенка рядом с окровавленным телом матери, после чего вытерла руки о сорочку еще недавно дышавшей Сью. Элизабет и Триша, проститутки, помогавшие принимать роды переглянулись и поморщились, глядя на ребенка.
– Преподнесла подарочек, – сплюнув пробурчала Триша.
– Мерзенький какой, весь в мать, – прищурившись, сказала Элизабет.
– Продать или съесть? – прошипела в шутку Триша так, что ребенок громко расплакался.
Элизабет осуждающе посмотрела на Тришу, подняла брови и покачала головой.
– Ну, молодец, мадмуазель, – со вздохом произнесла Элизабет.
– Мелкий засранец, а ну перестань орать! – выкрикнула Триша.
– Не ори, дура, так он точно не успокоится! – повысив голос сказала Элизабет.
– Сама не ори! – заорала Триша, после чего получила пощечину от Элизабет.
– Ах ты, шалава! – во все горло завопила Триша.
Две проститутки сцепились под плач ребенка, выкрикивая гадости в адрес друг друга.
– Девочки, не стоит, – спокойным голосом произнесла Мэгги.
Через минуту в комнату влетел Энтони с криком «Ах вы суки!», оттолкнул в сторону кровати Тришу, та ударилась плечом, а Элизабет влепил пощечину так, что бедная девушка осталась стоять в полусогнутом состоянии.
– Только не по лицу, плюшечка – шепотом произнесла Мэгги на ухо разъяренному мужу: – товарный вид, опомнись.
– Утихомирь этих сук и это отродье! У нас посетители! – прорычал хозяин таверны, потом посмотрел на тело Сьюзен и добавил, – Твою ж мать…
После этих слов Энтони, развернулся и ушел, хлопнув дверью. Плачь ребенка – единственное, что нарушало повисшую в комнате тишину.
Мэгги подошла к Элизабет, которая начала всхлипывать, и сказала:
– Покажи.
Матрона отодвинула волосы Элизабет в сторону, посмотрела на набухающую красную щеку и покачала головой.
– Спустись и приложи что-нибудь холодное, потом займешься ребенком – спокойна сказала она: – Триша, милая, ты займись уборкой комнаты, с телом разберется Энтони.
– Может убьем и выкинем его вместе с матерью? – нервно предложила Триша.
– Невыгодно, милочка, – улыбнулась Мэгги.
– Имя, – внезапно сказала Элизабет.
– Что? – непонимающе посмотрела на нее Мэгги.
– Ребенку нужно дать имя – все еще всхлипывая произнесла Элизабет.
– Имя… Ты права, – хозяйка таверны постучала указательным пальцем по губам: – Он сын Грязной Сью, значит будем звать его Грязнулей.
Хозяйку таверны позабавила собственная находчивость.
– Отличное имя, ему подходит – добавила она.
Уходя матрона «Сочного окорока» добавила:
– Девочки, вы сами виноваты. Подумайте об этом. А теперь за работу.
Что, вас интересует судьба тела Сьюзен? Есть тысяча способов избавиться от тела. Но если вам правда интересно, в случае с ней не стали особо церемониться: Энтони оттащил ее в кладовую, когда посетители ушли – на кухню, потом… его запас корма для собак, охранявших таверну, пополнился. Не мне вам рассказывать, что дела торговли и потребительских услуг – вещь сложная, здесь нужно иметь чутье, недюжинную находчивость и смелость для выгодных вложений, но самое главное – не быть расточительным.
Просмотры


12 Feb 2018 - 20:22


1 Dec 2017 - 10:52

Комментарии
Другие пользователи не оставили комментарии для FelixWish.

Друзья
Друзей нет.
Текстовая версия Сейчас: 19th December 2018 - 04:45
2002-2008 © “Axistown.ru” by Axistown Developers Team
Skin designed by Headshot at SolutionDesigns.net