IPB
Username:
Password:

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Отголоски Былых Деяний, от лица дворфа Глойгнара
Am-mu
post Aug 31 2017, 14:44
Сообщение #1


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Пусть мне и не нравится, что в Экзисвилле всего одна таверна, но курочка у того пронырливого тавернщика всё-таки приличная!

Мы с Рэй как раз наслаждались ужином, как ей вздумалось подоставать какого-то паренька по имени Лерон, только прибывшего на остров. Не видя в этом деле большой выгоды, я предложил всем направится в мэрию и стребовать у Мэтью давеча обещанные им конфискованные вещички. Он бы точно дал нам очередное задание, возникшее из-за его бестолковости, а чем больше рук – тем лучше.

Как оказалось, у последнего и без наших рож хватает проблем – очередная дипломатическая катастрофа, в детали которой посвящать он никого не хотел. Но что же, я хуже паладина, что ли?! Под моим напором этот тюфяк сдался, и теперь я, Глойгнар – глава Дипломатической Миссии!

Нужно было всего лишь найти какого-то посланника из Кендлкипа и уладить его вопросы, ибо беднягу выкинули из Гильдии Магов, как собаку. Но он – важная шишка, и теперь грозит отрезать острову все торговые пути и еще чего поважнее. Потому мы быстро нашли его, разбившего лагерь прямо у портала в Гильдию. Посланник оказался историком, и… довольно надоедливым историком. На одно моё слово он выдавал с десяток, причем украшенных неслыханными научными терминами. Это уже не говоря о том, что по существу он будто нарочно выдавал информацию лишь крупицами. И ту пришлось вытягивать, будто клещами. Сказать по правде, мне никогда не доводилось применять пыточные орудия, но в этот раз их использовали будто против меня! При чем… как же это слово хитрое… ментально, во. На следующем же привале я набросал об историке стишок, вспомнив песни бардов из моего очага:


Историк приезжий сидит на траве,
В руках его нет топора
Но хуже секиры по моей голове
Его ударяют слова!

Пронзают они и железо, и сталь
И в прах рассыпают мифрил
Ты можешь бежать от историка вдаль -
Но слово его облетит весь Торил!

Настигнет тебя, и подобно копью
Ко влажной земле пригвоздит
Безжалостно мучая душу твою,
Пока ты не будешь убит.


Вот что нам удалось узнать – он ищет информацию о двух героях, вершивших свои деяния как на острове, как и на континенте. Века полтора назад. Но об их делишках на острове известно не больше, чем об имени владельца таверны. К слову, имена искомых особ – Адриен и Сейлаглиэль, какой-то очередной паладин и эльфийка-бард. Нам предстояло заполнить этот ужасный, по мнению приезжего, пробел в науке.

Конечно, первым делом путь наш лежал в саму Гильдию. Может, историк просто взялся безобразничать там и его выперли за хамство? Оказалось, что примерно так дела и обстояли – посланцев Кендлкипа в Гильдии не шибко жаловали и считали надменными выскочками. Что ж, могу понять их – так же я отношусь к главам некоторых дворфийских кланов!

Однако никакой информации о двух деятелях в библиотеке Гильдии не было, и старик Веллар предположил, что кому-то понадобилось изъять её оттуда. Это случилось еще при прежнем магистре, Растане, который нынче был не живее жуков, которых я покромсал на прошлой неделе. След заводил в тупик, и по совету Рэй мы отправились искать помощи у лесных эльфов.

В дворфийских трактирах мне много историй доводилось слышать о лесных эльфах – мол, они заставляют снимать с себя всю сталь и всё такое, а один бедняга показал мне сломанный зуб, сказав, что остроухие вынудили его съесть собственный железный перстень! Видимо, это были глупые выдумки, а зуб ему в пьяной драке выбили, ибо ничего такого не произошло. Всё оказалось гораздо хуже! Их предводительница, мантикору ей в уши, залезла ко мне в голову и принялась издеваться, вспоминая подробности того случая в шахте! Единственной пользой от неё был совет вызвать духов умерших, и таким образом узнать о событиях из уст самих их свидетелей.

Не желая терпеть её выходки, я выскочил наружу из треклятого шатра. Следом вышла Рэй, молвившая, что теперь наш путь лежит в пустыню, к бединам, сведущим в вызове духов.

Всю дорогу Лерон ныл и жаловался. Проклятье, его скулёж надоел больше шипа в моём ботинке! Ничего, еще пара таких путешествий – и даже такой станет настоящим воином, следуя пути Глойгнара. Остальные невзгоды были куда безобиднее – виверна и парочка сладов на болоте.

Дойдя по поселения бединов, мы долго пытались добиться чего-то о вызове духов от одного из воинов. Я уже даже был готов заплатить ему за информацию, как выяснилось, что ни шута он не знает, а спрашивать надо торгаша Абаджана. Оставив пустынника в отчаянных попытках получить незаработанные деньги, мы отправились к прилавкам торговца.

Последний предупредил нас, что вызов не связанного с нами родством духа может нести ужасные последствия. Тьху! Настоящего дворфа вроде меня таким не напугаешь. Я только и успел заявить о своей решимости, как Абаджан вдруг свернул лавочку, мол, ночь уже. Испугался, небось! Мы сказали, что вернемся утром, и начали искать, где б отдохнуть.

Не похоже, чтоб в поселении был трактир, и мы разбили небольшой лагерь прямо у маленького оазиса. На рассвете Лерон и Рэй устроили тренировочный бой. Сперва у паренька не было и шанса против ловкой эльфийки, но в конце ему каким-то чудом удалось подсечь её своим посохом, длиннющим, как старый тоннель. Воля богов, не иначе.

Торгаш Абаджан начал толковать о настойке для вызова духа. Ингридиенты, сказал он, растут танар'ри знает где, и уж точно не рядом, в пустыне. Рецепт есть только у Рашида (один из этих пустынников), но нам он его не даст, потому Абаджан сам возьмет его и продаст нам. Сперва я решил было, что гребанный торгаш хочет меня надуть, но, по его словам, Рашид ни за что не открыл бы тайны своего народа чужеземцам. А сам Абаджан предложил пройти испытание, которое докажет, что в каждом из нас есть капля их песочной крови. Мне это показалось откровенной чепухой и оскорблением, но чем боги не шутят? Мы согласились, но проклятому торговцу и того было мало! Вдобавок подлец потребовал, чтоб мы купили остаток его почти просроченных апельсинов. Пришлось согласиться и на это – надо было идти до конца!

Испытание заключалось в том, что мы должны были отправиться на кладбище пустынников, выпить неизвестные мутные зелья, после чего нам явятся духи из прошлого и раскроют имя предка бединов, основавшего кладбище. Хитрец Абаджан вскользь упомянул, что после этого пойла мы больше не сможем пить. Сказать по правде, это меня ошарашило, как василиск, свалившийся на голову. Я даже подумал о том, чтоб отказаться от Дипломатической Миссии, как торгаш вдруг уточнил, что мы не сможем снова пить только это же зелье. Расслабленно вздохнув, я вдруг обнаружил, что за нашей спиной объявился мой старый друг и товарищ по спасению Велена - Алес, в своих порывах помочь людям прошествовавший аж до этих мест (не, он точно какой-то полускрытный паладин!). Я не хотел подвергать друга возможной опасности, но он все твердил о помощи честному народу, так что пришлось посвятить его в детали дела, сделав частью моей Дипломатической Миссии.

Ночь как раз наступила, и мы двинулась в сторону кладбища, сперва по ошибке набредя на того самого пустынника, который недавно пытался стянуть с меня денег. Он повторил свои жалкие попытки, но в ответ получил лишь дворфийский шиш! Вскоре кладбище было найдено, и нас впустили внутрь, пообещав запереть за нами врата и выпустить только по наступлению утра.

Место упокоения пустынников было довольно безмятежным, сравнительно с людским-то. Могил и не видать вовсе, только несколько склепов, возвышающихся из песка. Мы столпились в центре кладбища, смотря на лица друг-друга, освещенные луной. Алес первым воззвал к помощи богов и выпил зелье. Лерон последовал его примеру. Ноги их быстро подкосились, и бедняги занялись тем, что и следует делать ночью (вот только не среди мертвецов) – спать. Я уже приготовился было опрокинуть и свою порцию, как Рэй вдруг заявила, что не собирается пить и останется в сознании и здравом рассудке. Конечно же, это ставило всю нашу Дипломатическую Миссию под угрозу, и я твердо взялся отвадить её от этого дурацкого поступка. Чего я только не говорил: что духи разгневаются за подобное неуважение, что сохранив и продав склянку с зельем она не выручит и двух сотен, что пустынники заметят её уловки и накажут нас всех, что таким путём мы заработаем репутацию дрянных наёмников по всему острову… что не получим награды от мэра! В конце концов, мой дворфийский натиск стал ей не по зубам, и в сердцах Рэй опрокинула склянку себе в рот! Ха! Какой-то эльфийке не остановить Глойгнара, особенно во время Дипломатической Миссии!

Вспомнив о деле, я посмотрел на три лежащие передо мной тела и поспешно выпил свою порцию. Ну и мерзкий же был вкус! Будто туда какой-то слизи ящериц намешали или чего такого. К счастью, я довольно быстро вырубился, упав на песок.

Довольно скоро тьма перед моими глазами прояснилась, превратившись всё в ту же пустошь – только свободную от любых строений. Я чувствовал себя, будто в настоящем сне! Лишь с той разницей, что мог управлять своим телом. Троица спутников была рядом, и мы только сделали несколько шагов вперед с целью исследовать местность, как нашим глазам предстала ужасная, худшая из всей виденных мною сцен… да, она и раньше бывала одним из моих снов, не раз терзая мое дворфийское сердце. Но в этот раз всё было словно в реальности. Будто я перенесся на сорок лет назад, в ту самую шахту. Эти двоё дворфов с кирками, обсуждающие то, как они сейчас пойдут пропустить по кружке-другой. Их глаза, блестящие в полутьме от радости из-за предстоящего конца рабочего дня. Звук моего собственного голоса, скомандовавший подрывать. И эта кошмарная, ослепляющая вспышка взрыва, превратившаяся в клубы огня. Всё. Перед моими глазами снова только песок. От нашедшей на меня печали я опустился и остался сидеть, пока перед нами проплыли другие сцены.

Эльфийка, шагающая мимо на своих тонких и изящных ногах. Трудно было различить чувства на ее лице – то ли раздражение, то ли отчаяние. Она вымолвила лишь несколько слов: «Почему меня никто не любит? Я просто хочу, чтоб меня любили. Уважали. Разве много прошу?». Прямо перед её исчезновением я понял, что это была сама Рэй.

Следующим показался двойник Лерона, схвативший себя настоящего за грудки и обвинительно вскричавший: «Почему ты не можешь быть полезным? Как все вокруг!». Оставив ошеломленного парня стоять столбом, он растворился в воздухе.

За Алесом же явился – проклятье, неужели снова его отвратительная рожа – сам Многоликий в форме дьявола, пророчивший гибель Велена и объявивший наши с рыцарем геройские действия лишь отсрочкой к ней. Хо-хо! Не будь я так угнетен посетившей меня сценой, я бы рассмеялся ему в лицо.

Вслед за дьяволом мы узрели огромного дракона, отливающего всеми цветами радуги. Уж не знаю, бывает ли такое с ними в реальности, но тогда он отчаянно выплясывал на задних лапах, передними подыгрывая себе на гигантской лютне. Вдобавок небо покрылось десятками ярчайших радуг, как будто предыдущей диковинки было мало.

Это все напомнило мне о неудачных опытах в поедании грибов, купленных у какого-то подозрительного полурослика в Амне. Ага, с этим не сравнится крепчайший дворфийский спирт, говорил он! Мне порядком надоела вся эта драконовская возня, отчего я выкрикнул о том, что здесь, баатезу подери, должны быть пустынники и кладбище, а не радужные драконы-барды.

Вопреки всем ожиданиям, сон послушался меня, и исполинский ящер исчез. Взамен послышались звуки битвы, происходящей неподалёку. Это были те самые искомые нами пустынники, сражающиеся против стаи василисков. Забыв о том, что всё происходящее – на самом деле никакое не происходящее, я хотел огреть одну из тварей своим молотом, но, конечно, ни шиша у меня не вышло. Осталось только наблюдать за схваткой, опустив оружие. В жестокой и кровопролитной сече бединам всё же удалось вырезать всех василисков, потеряв при том немало людей. Предводитель отряда с горестью провозгласил о том, что основывает здесь кладбище, дабы предать павших достойной смерти. Он долго и старательно вырезал надпись о том на камне, не позабыв и обозначить своё имя. А нам только этого и нужно было!

Когда я думал было, что всё необходимое наши глаза уже увидели, один из бединов вдруг отошел в сторону и что-то закопал в земле. Мой острый глаз орла приметил местечко – кто знает, быть может, спустя несколько веков пески всё еще будут хранить доверенное им?

Вскоре после этого первый луч солнца пронзил небеса, и наши взоры затуманились. Башка наполнилась такой болью, будто в ней топочет дюжина гигантских ящериц! О, торгаш был прав – это все напоминало худшее похмелье в моей жизни! Глаза невольно открылись, и перед ними предстало всё то же старое доброе кладбище, но уже в родном 1338 году. Я подошел к эльфийке и дал ей поистине мудрый совет, гласивший, что гораздо больше людей полюбит её, если она будет поменьше их обманывать. Однако благодарностью за него послужили вопли о том, что мне не следует лезть в её жизнь. Эльфы…

Не без труда я дошагал до места, где три века назад бедин прикопал какие-то несметные (должно быть) сокровища. Раскопать их удалось довольно быстро – и, о чудо, там оказались два прекраснейших алмаза, отблескивающих синевой! Сейчас таких уже нигде не добывали, уж лет триста как. Долго думать не пришлось – это точно был дар самого Думатойна, посланный мне за славные свершения. Помимо драгоценных камней, в тайнике нашлось какое-то зачарованное кольцо. Конечно, я не собирался прикарманивать всё это добро – я ведь честный лидер Дипломатической Миссии, а не какой-то там жулик! Но первым делом хотелось убраться с порядком изнурившего всех кладбища.

Пока я копался в земле, остальные встали на ноги, и мы двинулись к воротам. Пустынники заставили нас показывать вымазанные зельем языки и пустые склянки, что в очередной раз уверило меня в правильности решения заставить эльфийку выпить мерзкое пойло.

По пути к торговцу я остановил всех и раздал найденные ценности, объявив их наградой за перенесенные невзгоды. Алес, к его чести, вовсе отказался от всего, Рэй взяла себе кольцо, а Лерону достался второй алмаз (который я не преминул сразу же выкупить. Такая красота должна принадлежать дворфу!).

Вернувшись к Абаджану, мы взяли из его рук честно добытый рецепт зелья для вызова еще одного духа (как будто первых было мало). Когда же дело дошло до апельсинов… я думал, будет ящик, ну, может, два. Однако хитрый торгаш сплавил нам дюжину – ДЮЖИНУ – бочек. Теперь предстояло везти всё это в Экзисвилль и искать там покупателя.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
loinne
post Aug 31 2017, 20:03
Сообщение #2


Retarded Game Master
******

Группа: Members
Сообщений: 2,438
Регистрация: 2-May 08
Пользователь №: 77



Отлично! Особенно стихотворение.


--------------------
I'M BACK!


Для новичков: новые фиты и их описание

Скиллы, что они делают и как их использовать
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Sep 6 2017, 19:07
Сообщение #3


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Повозку удалось найти довольно быстро, однако со скотом в поселке были проблемы. Из-за этого Абаджану хватило наглости предлагать мне – мне, Герою Велена!.. запрячься в упряжь самому. Я быстро поставил невежу на место, и уже через минуту торгаш привел здоровенного быка. Вот чего стоит репутация дворфов! За всё снова же заплатил Алес (добровольно), и да отблагодарят его за это боги. Однако похмелье от зелья ударило по бедняге даже пуще, чем по всем остальным, и рыцарь остался в поселении еще ненадолго, обещая нагнать нас позже.

Быка звали Ох, и он был одним из достойнейших представителей своего вида, ибо не каждому из них даны силы тянуть повозку с дюжиной полных бочек, да еще и с эльфийкой в придачу. Сперва Ох ступал по пыльной дороге довольно неохотно, но стоило мне лишь немного потрепать его гладкую шерсть – и он стал покорнее жертвы иллитида. Мерное мычание быка успокаивало меня даже посреди подозрительно затуманенного леса, и я быстро привязался к нему, как к части нашего отряда.

Конечно, идти через болота было нельзя – повозка бы завязла в жуткой трясине, как орк в выгребной яме. И Рэй повела нас окольными путями через Каменный Лес. Небо нахмурилось, и на бесценные апельсины посыпались первые капли дождя. Колёса то и дело подскакивали на ухабах, и все всерьез переживали за сохранность апельсинов, ради которых мы примерили купеческие маски заместо дипломатских. То ли из-за переживаний, то ли из-за затруднившего видимость дождя, но почему-то мы не заметили здоровенного огра, вдруг выскочившего из-за дерева, как барсук из норы. Должен признать, что сражался он неплохо, как для такого тупого куска плоти. Пару раз у меня даже помутилось в глазах от удара его лапищи, вооруженной палицей. Я даже почувствовал себя, будто вне боя на какие-то мгновения! Он был оснащён довольно неплохими доспехами, как для их расы неумёх, потому пришлось немало помахать молотом, прежде чем уложить его тушу на землю.

Когда это свершилось, я оглянулся, чтоб проверить сохранность моего отряда. Ох… он лежал на влажной земле, завалившись на бок. В нескольких местах его тело покрывали зияющие раны, оставленные палицей ненавистного огра. Я не мог поверить в то, что мой новый спутник сейчас умрёт, и в отчаянии хлопал его по шее, призывая встать. Но Ох только лизнул мою руку в последний раз, после чего жизнь покинула его тело.

Я просто стоял и смотрел в его остекленевшие глаза, пока дождь струился по моей бороде. Казалось, прошли часы, пока я не услышал голос Рэй, напомнивший, что теперь мне точно придется тащить повозку самому. Очнувшись, я остановил Лерона, вознамерившегося освежевать еще не остывшего Оха. Ну ладно бы мы были при смерти от голода, но ничем таким и не пахло!

В тяжелом настроении я потащил повозку к деревне, подкрепленный магией эльфийки и помощью Лерона (который, похоже, больше изображал её присутствие). За нелегкими думами дорога прошла быстро, и вот уже я ищу хоть какого-нибудь купца в порту. Время-то позднее, часа эдак три ночи. Устроить торги с владельцем таверны Рэй отказалась наотрез – уж больно он ей чем-то насолил. К счастью, от одного из кораблей ко мне быстро подбежал какой-то толстенный бочонок, оказавшийся одним из купцов. Я поспешно отверг его позорные предложения купить масла для бороды и прочую чушь, которой пользуются аристократы дворфов. Срамота! Подведя толстяка к апельсинам, которые сторожили Рэй с Лероном, я подмигнул последним, и они прикинулись другими покупателями, положившими глаз на апельсины.

Сперва дело шло донельзя превосходно, и я уже думал срубить с толстяка сотни четыре за бочку, используя подставных покупателей. Но тут негодяй махнул рукой, заявив, что мы – жалкие дилетанты и он видел нас, возившихся с повозкой вместе. Что ж – должно быть, это был знак Думатойна, что мне стоит оставить эти хитрые торги для таких вот жирных бочонков-купцов! С другой стороны, сто двадцать за бочку – не так плохо.

Я уже собирался было всучить книжку с рецептом кому-то из местных алхимиков, как Рэй вдруг проявила способности к этой науке, расшифровав рецепт зелья. В него входили несколько самых мерзких и зловонных грибов, что только растут в окрестностях.

Имя первому из них было Потный. С ним особых проблем не было, хоть он и оказался наиболее гигантским из списка. Пришлось тащить этот трухлявый гриб, напоминающий здоровенного слизня, на спине. Его мы нашли в глубине одной из пещер Каменного Леса, и путь к нему преграждали лишь несколько надоедливых троглодитов.

Но второй гриб… о-о, второй гриб, именуемый Укуси-меня Гриб или что-то такое, рос где-то в очень холодном месте. И стоило Рэй только вскользь упомянуть о ледяных гигантах, около которых он мог находиться, как я тотчас же загорелся рвением отомстить этим недостойным созданиям. Проклятье, каких-то пару недель назад из-за них мы чуть не оказались погребены заживо в снегах! Дойдя до перевала без особых проблем, мы приготовились к бою. Почти сразу путь нам преградили двое ненавистных исполинов, и я, не медля, развязал жестокую схватку. Надо признать, противники они, что надо. Еще бы – будь я ростом с них, то так вмазал бы по этим угловатым рожам своим молотом, что те долетели бы до континента! И несмотря на то, что я – дворф вполне среднего роста, битва шла не так плачевно для нас. Я уже предвкушал победу, как вдруг одному из великанов выпал шанс знатно приложиться секирой по моей голове. И откуда в нём столько прыти взялось?! Из-за тяжелого удара силы покинули меня, и глаза застелила пелена тьмы. В ушах звоном отозвался глас эльфийки, на которую переключился гигант, и всё затихло.

Я уж думал, что это и станет последним, услышанным мною, как вдруг ощутил, что-то кто-то вливает мне в глотку лечебное зелье. Придя в себя, я оказался всего в паре десятков ярдов от места битвы. Как выяснилось, Лерон позорно сбежал с поля битвы, вернувшись затем, чтоб под покровом невидимости оказать помощь мне и Рэй. Конечно, я долго корил и срамил его за это, как поступил бы всякий настоящий дворф. Но как глава Дипломатической Миссии… должен признать, это неплохо помогло делу. Мы вооружились еще парочкой зелий, проникли в пещеру во владениях великанов, и быстро отыскали там заветный гриб, похожий на бледный стручок. И из-за такого мы чуть концы не отдали!

Последним гриб под названием Голова Халфлинга водился в самой чаще Каменного Леса. После пережитого на перевале путь туда должен был стать лёгкой прогулкой, и, в общем-то, так оно и вышло (в кои-то-веки). Расправившись с несколькими смердящими гоблинами и одним земляным элементалем, мы долго блуждали по грибной поляне, пиная настоящие головы полуросликов, оброненные тут бывшими владельцами. Я уже начал было думать, что сейчас появятся друиды и превратят меня в барсука за ношение топора посреди их чащи, как дрянной гриб наконец нашелся. Вместе с ним обнаружили еще один из рецепта - Палочник, и всякую мелочь вроде мха и имбиря.

Вернувшись в деревню, Рэй объявила, что её мастерства в алхимии хватает лишь на сбор ингридиентов, но никак не на варение самого зелья, и за помощью следует обратиться к Латонеру. О боги, как же она ошибалась! Этот трусливый, презренный эльф окутал нас тьмой, выставил из лавки, да еще и выкинул следом наши драгоценные грибы, как какой-то мусор! Я долго ломился к нему в дверь, призывая помочь такому почтенному Герою Велена, как я, но негодяю даже на это было плевать. Вот червяк ушастый!

На следующий день Рэй наняла какого-то полурослика себе в услужение. Ума не приложу, к чему ей такая роскошь! Кроме того, халфлинг выглядел довольно подозрительно – я решил получше присматривать за своим кошельком, пока он ошивается рядом. Лерон всегда казался мне выпускником какой-то из этих людских академий (сам не знаю, отчего), однако выяснилось, что ничего похожего он не заканчивал и с алхимией не знался. Было решено пытать счастья у гильдейского мага Веллара.

Неужели! Тот согласился помочь нам с зельем за одно лишь позволение переписать рецепт. Пара вязанок дров для огня, ноги в руки – и мы уже на пустынном острове неподалеку от деревни, где Веллар готовит свой котел. Варка зелья заняла немало времени – и остров быстро покрылся непереносимо смердящим дымом от наших грибов, прямо таким, что глаза выедает. Когда снадобье, наконец, было закончено, алхимик объявил, что его надо настаивать на солнце хотя бы с дёнек. Мы разбили лагерь в той части острова, по которой не особо распространился этот кошмарный запах грибов и принялись размышлять над планом действий. Сквозь мои пререкания с полуросликом, который (как я и ожидал) оказался настоящим негодяем (не удивлюсь, если он еще и воришка!), не уважающим Героев Велена да и дворфов вообще… так, о чем это я? А, точно - план...

Итак, мы собирались поглазеть на духов того паладина и эльфийки-барда, уже с полтора века как померших. Было соглашено, что они наверняка частенько околачивались в деревне, раз из неё и начались поиски. Там мы и собирались выпить зелье. Ну, кроме Рэй – та, видимо, питала настоящее отвращение к мутным и вонючим зельям вроде нашего. Ну и пусть! По-крайней мере кто-то будет сторожить наши беззащитные тела, пока такие, как этот дрянной полурослик будут пытаться их обчистить ( нутром чую – таких в деревне дюжины две наберется, не меньше!). Для большей скрытности (негоже, чтоб Героев Велена видели бессознательно валяющимися посреди деревни) было решено начать с наступлением заката.

В общем, план был проще пареной репы. Осталось лишь дождаться темноты…
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Sep 12 2017, 00:56
Сообщение #4


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Когда день подошел к концу, зелье выглядело всё еще недостаточно настоявшимся. У меня-то глаз на такие дела намётан – нет такого сорта эля, который я бы не узнал по одному лишь виду. А тут какое-то паршивое зелье! Потому решено было немного отложить его распитие.

Лерон отправился спать, а Рэй начала завела разговор о том, что, видите ли, мы расхватали все вещи с давеча убитых орков, а она сама не отказалась бы заиметь парочку и себе! Отвечая ей, что все те вещи забрал юнец, ибо я не самый большой в Фаэруне любитель шарить по грязным трупах этих животных, я направился по дороге, ведущей к их лагерю. Лишь выйдя из деревни, её полурослик слуга в который раз обратил на себя внимание своим немощным видом ( чем же еще он примечателен?). Ему был дан совет поберечь свою шкуру от орочьих топоров, как вдруг тот безразлично заметил, что за нами наблюдает дроу. Скажу честно – сперва я решил было, что хлюпик просто хочет отвлечь моё внимание, а затем подло зарядить пинка под зад. Но каково же было моё удивление, когда, выйдя из-за дерева, я в самом деле заметил тёмную эльфийку, наблюдающую за нами из-за угла дома!

Конечно же, ником у не было дозволено просто так пялиться на Глойгнара, как на какого-то ряженого барда, а уж тем более дроу, о которых до меня доходили… не самые приятные в мире истории. Звучным голосом я окликнул её, но последняя поспешно ретировалась, скрывшись в лесу, как это умеют (и обожают) эльфы. Рэй удалось разглядеть её следы на мятой траве, и мы твердо решили выследить незнакомку. Тем более, эльфийка (та, которая – моя спутница) всерьез опасалась, что неподалёку может быть целый отряд дроу, готовящий нападение на многострадальный Экзисвилль.

Какой-то пяток минут шагания по лесу – и вот след привел к небольшим развалинам, каменной кладке, теснящейся промеж деревьев. Рэй осторожно высунулась за неё с луком наперевес, и, баатезу подери, - дроу сидела именно там! При том в таком виде, будто её только что пешком прогнали через весь остров – прислонившись к стене и закрыв глаза. Но при нашем появлении она, конечно, взвела свой арбалет, наводя его то на меня, то на эльфийку, и игнорируя полурослика, позорно подстерегающего её сзади (во боягуз, а). Прошла лишь секунда, как Рэй вдруг с большим удивлением признала в ней какую-то давнюю свою знакомую по имени… Калесса, кажется. Однако дроу, похоже, совершенно не узнавала так дружелюбно смотрящую на неё эльфийку.

Вообще-то тёмного эльфа мне доводилось видеть лишь однажды. Ну, до этого случая. В одной небольшой деревеньке (говорили, что неподалёку находится выход из Подземья) его поймали, посадили в колодки, и бросали в него всяким мусором. При чем обвиняли его в том, что он якобы колдун, наславший болезнь на дочь старосты! Вот уж не знаю, правда ли это была, и действительно ли все дроу так вероломны и опасны, как о них говорят.

Эта уж точно не выглядела собирающейся вырезать всю деревню, издавая кошмарные вопли, или учинить еще чего в таком духе. Усталая – скорей, даже изможденная. Со слезинкой у глаза, выкатившейся от солнечного света. Тихий голос, что у того шахтёра после смены. Ну, эльфийского шахтёра-женщины, хоть я таких и не видывал никогда.

Когда дроу поняла, что мы не собираемся набрасываться на неё за один лишь цвет кожи (я ведь не какой-то там кровожадный дуэргар-шовинист) то несколько смягчилась и опустила свой арбалет. С её слов мы узнали, что она только-только оказалась на острове, убегая от неких дворфов, преследующих её за кражу, которой она не совершала. Когда я вскользь упомянул о нашем деле, то тёмная эльфийка выказала к нему интерес, заключавшийся в желании завоевать доверие мэра, дабы поуверенней чувствовать себя на незнакомом острове. И, пещерного увальня мне в ухо, я решил включить её в Дипломатическую Миссию.

Любой из работавших со мной шахте двинул бы меня по плечу и спросил бы: «Глойгнар, ты башкой об вагонетку приложился, что ли?». Но что, если посмотреть на дело здраво? Кто меня окружает? Мой старый друг Алес куда-то запропастился, и вокруг… дайте-ка подумать…

1.Эльфийка Рэй, в самые «удобные» моменты решающая действовать наперекор пользе всего дела. Мне интересно: будь лидер отряда эльфом, она бы также воду мутила? Ладно, тем не менее, она – ценная часть Миссии: умеет читать следы, разбирается в грибах и всем таком, и хотя бы не убегает с поля боя, как некоторые!
2.Лерон, юнец, давеча сбежавший с поля битвы еще до конца сражения. Хорошо, признаю во второй раз – если бы не он, мы бы так и коченели посреди снегов Хребта Судеб, но… проклятье. Отлично – он тоже ценная часть Миссии!
3. Этот треклятый полурослик, несвежий яблочный пирог ему в лицо! Держу пари, что все, чего он умеет – это вскрывать замки, да карманы чистить, и его хитрую рожу разыскивают на континенте за кр… *следующие несколько рядков написаны крайне неразборчивым почерком, местами бумага проколота пером и залита каплями чернил*.

В целом отряд всё же был неплох, но лишняя пара рук, глаз, да ушей в нашем деле явно не мешала. Прав я, или нет? Время покажет.

Уже на следующий день я узнал, что дроу всё же оказалась той самой старой знакомой Рэй, именуемой Калессой. И почему было сразу не признаться? Во странные эльфы! Я немного послушал их истории – до момента, когда дерзость полурослика стала невыносимой. Борясь с желанием вытащить его дрянной язык да завязать в узел, я возвратился в таверну, понося его, на чем свет стоит. Надеюсь, к завтрашнему вечеру зелье уж с концами дозреет.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Sep 25 2017, 11:05
Сообщение #5


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Однако этой моей надежде не суждено было сбыться. Прошло немало времени, прежде чем зелье приняло подобающий оттенок, и немало же произошло событий. Эльфийка Рэй держит на меня зло за то, что я отдал вещи Талеана церквям Илматера и Думатойна, но мой праведный гнев за ее неуважение к закону затмился великой радостью, вызванной посылками духовенства этих двоих храмов, хоть истинное их значение открылось мне не сразу. Но о них позже.

Я собрал всю Дипломатическую Миссию, в которую теперь входили:

1. Я, Глойгнар, Герой Велена, замеченный ныне самими Думатойном и Илматером.
2. Эльфийка Рэй, «Выше золота она ценит только чужое восхищение ею и ее делами» (с) Сантэ
3. Тёмная эльфийка А'Кали, необычно мягкая и добрая, как для её народа
4. Лерон, довольно неуверенный в себе человек, иногда совершающий довольно полезные поступки

И мы отправились к руинам башни у восточного выхода из деревни, чтоб там испить пресловутого зелья, в кои-то веки. Как я и думал, на вкус оно было не лучше бединского, и вскоре все мы попадали без сознания, вернувшись в то же место, но на много десятилетий назад.

Экзисвилль выглядел довольно пустынно – ни души, лишь шелест травы, погоняемой ветром. Однако, когда мы спустились поближе к таверне, то заметили – боги, какого оно здесь делает – жуткую тварь с телом дроу и лапами паука, которая принялась обмениваться «любезностями» с А'Кали. Оказалось, что последняя – единственная среди нас, кто был здесь в те времена, потому эльфийка смогла говорить с тварью, и та её прекрасно слышала. Исчадие Подтемья быстро исчезло, уползя прочь на своих кривых лапах, и мы подошли еще ближе к таверне, как вдруг все вокруг окутала тьма.

Это оказалось заклинание той самой эльфийки-барда Сейлаглиэль, приветствовавшей таким образом своего спутника паладина. Как бы её описать… похожа на Рэй, только с красными волосами, веселее в три раза, и одежды на ней тоже меньше в три раза. Она просто болтала с паладином об обыденной ерунде, после чего сказала, что собирается навестить кого-то по имени Эля, кто живет на кладбище, и поспешно ретировалась, не оставив нам шансов догнать её.

Пришлось нам просыпаться, снова очутившись в старом-добром 1338 году. К счастью, все вещи были на месте – полурослик, прислуживавший Рэй, куда-то смысла с острова. Ну и Бэйн с ним! Я задался вопросом – чего такого важного могла совершить та Сейлаглиэль? Она больше смахивала на любительницу потрепать языком да покрасоваться перед зеркалом, чем на настоящего героя (вроде меня).

Перед тем, как принимать новую дозу зелья, я решил сходить за советом в храм Думатойна – путь, к счастью, был недалекий. В благодарственном письме, пришедшем после моего пожертвования, был странный дар в виде небольшого шахтёрского молоточка, и напоминание о долге Подгорного Хранителя. Признаюсь честно – в своих молитвах о принесении драгоценных камней в мои руки я почти позабыл о нем. Но один из жрецов в храме напомнил мне, что долг этот – сохранять покой усыпальниц, прогоняя из них всякую нечисть, и посоветовал навестить какие-то подземные захоронения возле Экзисвилля, да побить местные умертвия этим молоточком. Авось, из них изумруды посыплются.

Решив так и поступить, я захватил с собой двоих эльфиек и спустился в один из склепов на кладбище. Их все равно стоило проверить – вдруг даже спустя годы в них сохранились какие-то следы обитания той, которую упоминала Сейлаглиэль.

Не успели мы спуститься, как на нас полезло не меньше десятка немертвых, и я с готовностью принялся дубасить одного из них едва ли годным для такого дела шахтёрским инструментом, уповая на пророчество жреца. Каково же было моё удивление, когда всё оказалось гораздо, во много раз лучше!

Как только умертвие грохнулось оземь, этот жалкий молоточек чудом превратился в огромный двуручный молот, который одним ударом валил с ног сразу полдюжины мертвяков. Вот так чудеса! В два счета покончив с нежитью, я принялся с восхищением рассматривать орудие, как вдруг заметил высветившиеся на нём руны, гласившие: «Как этот молот из инструмента стал оружием против нежити Под Землей, так и из простого шахтера вырос великий воин и защитник народа». Не надо было долго думать, чтоб понять, что таким образом Думатойн признает мои великие подвиги и призывает на помощь в очищении подземных захоронений. Я тотчас же принялся за дело, не оставляя умертвиям ни шанса. К сожалению, никаких знаков, указывающих на чье-то пребывание не сохранилось, и я думал уже убираться прочь, как вдруг Рэй выдвинула отличную идею – испить зелья прямо в склепе.

Вернее, сперва она заявила, что делать этого ни в коем случае не стоит, но мне с А'Кали мысль понравилась, и вот мы уже валяемся на полу склепа в отключке.

Недолго побродив по нему уже в позапрошлом (или каком там) веке, мы заметили Сейлаглиэль у входа. Похоже, теперь она была на несколько лет старше – другой, более серьезный наряд и дорогой лук. Она спустилась в потайной лаз в первом зале склепа, и мы не замедлили последовать за ней. Внизу находилась какая-то тёмная, неясная нашему взору фигура, и эльфийка-бард принялась вести с ней разговор. Что ж, внутренне она вряд ли повзрослела, ибо основной темой были её жалобы на жизнь. Когда последние надоели даже самой Сейлаглиэль, она присела на диван и вырубилась, а та тёмная фигура…

Она встала из-за стола и подошла к ней, и чтоб мне кокатриксом обернуться, если после того фигура не начала пить кровь из шеи эльфийки. Выходило, что эта знакомая барда (скорее всего, та самая Эля) была вампиром. Больше ничего не происходило, и мы заставили себя проснуться. И как раз, баатезу подери, вовремя…

Потому, что от входа в склеп на нас бежал целый отряд нежити – дюжины две, а то и три умертвий. Я с готовностью принялся крушить их черепа Хранителем Склепов Думатойна (это имя моего нового оружия), но даже он оказался не в силах помочь мне – мертвяков было слишком много, и вскоре я оказался погребен под их телами. Эльфийки тем временем убежали вглубь склепа, так что их судьба пока оставалась неизвестной. Я лежал, чувствуя лишь боль от ран, и желание вырубиться с каждой секундой становилось всё сильней…

Но тут я вспомнил о даре илматеритов, посланным мне вместе с их благодарственным письмом! Это были Кровавые Бинты, которые я немедля вытащил и обмотал ими страшнейшую из моих ран. Чудодейственная сила их в считанные мгновения залечила её, к тому же прибавив мне стойкости и твердости, и я быстро сшиб оставшихся мертвяков молотом, поднявшись с земли.

Последовав вглубь склепа, я наткнулся на кучку умертвий, слоняющихся в коридоре. Бой был жарким, но даже дюжина живых трупов не могут остановить Глойгнара! (разве что три-четыре). В нескольких ярдах лежало тело А'Кали. К счастью она еще дышала, и мне удалось вернуть её в сознание с помощью того же дара илматеритов и парочки зелий. Рэй же обнаружилась в одном из гробов, из которого без моей помощи она и вылезти бы не смогла! Похоже, там она решила схорониться от умертвий. Мы поспешно покинули склеп, решив проверить лаз уже на следующий день.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kavin
post Sep 29 2017, 14:10
Сообщение #6


Унтер-флудер
****

Группа: Axistown Dev Team
Сообщений: 314
Регистрация: 3-January 08
Из: Казахстан, Астана
Пользователь №: 3



Зачитался с интересом! А продолжение будет?


--------------------
"Соображалка - страшное оружие, кроме случаев когда тебя убивают быстрее чем ты печатаешь" © Razor25
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Sep 29 2017, 14:18
Сообщение #7


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Будет, конечно dirol.gif
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Sep 29 2017, 20:17
Сообщение #8


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Как и было задумано, на следующий день мы снова отправились шариться по склепу. Лерон в очередной раз куда-то запропастился, при чем не один, а вместе с приличной частью нашего зелья! Если в ближайшие пару дней этот парень не объявится, я начерчу его портрет на доске объявлений и назначу награду тому, кто найдет его бездельничающий зад!

Мы уже собирались было снова отправится втроем, как к нам примкнул какой-то странноватый полурослик по имени Хори. Ну ладно, не такой уж и странный – я тоже был такой первый год, как шахту оставил. Страсть к приключениям, далеким землям, открытие неизведанного… почему с возрастом всё это проходит? Короче говоря, на типичного воришку (кем является каждый второй их брат) он не был похож, потому я позволил Хори присоединиться.

Мы спустились в тот же склеп и пролезли в лаз. Было спокойно – лишь один невесть откуда забредший мертвяк, череп которого пришлось раскрошить Хранителем Склепов Думатойна. Начали обыскивать комнату, в которой стояла мебель, покрытая толстым слоем пыли. Ничего необычного… пара гробов, в которых не было и следа вампиров, мебель, книжный шкаф… книги почти что в прах рассыпались, стоило их только в руки взять. То же случилось и с огромной картой, которую Рэй пыталась стащить со стола – она распалась на много частей, и эльфийка бросила её, занявшись летучей мышью, явно обеспокоенной нашим вторжением. Толку от последней было мало, и мы уже готовились было уходить с пустыми руками, как А'Кали заметила две жирные точки на одном из кусков карты.

Похоже, их оставила Сейлаглиэль, когда трепалась с вампиршей об обыденной ерунде. Кто знает – они могли быть как последствием случайного жеста эльфийки, вымазавшей пальцы в масле, как и указанием места, где случилось чего важного. Потому мы решили проверить те места. А'Кали перерисовала карту своей рукой, так что… где-то она тут была. Так, что это? «АДИН ИЗ СЕЛЬНЕШИХ БАРДО…» - а, это каракули Рэй. А вот и карта!

Go to the top of the page
 
+Quote Post
Bran
post Sep 30 2017, 09:35
Сообщение #9


Флудер
*****

Группа: Members
Сообщений: 432
Регистрация: 30-January 11
Из: Орёл
Пользователь №: 550



Карта зачетная)


--------------------
Покажите свои мешочки!

loinne:
Я представила эльфа, который с горящими глазами дергает рычаг Однорукого Бандита, и мне стало очень грустно за все ролевое движение Рунета
Avatar:
Я представил себе однорукого бандита, который с горящими глазами отлавливает в лесах эльфов и заставляет дергать себе за рычаг XD
Пруф: http://www.youtube.com/watch?v=zjwthV_RHFs

Нах*й пиццерию, я уже почти хаки докачал.©Anti

И пусть ДМ увидит нас в своих кошмарных снах -
Идут опять к опушке файтер, клерик, вор и маг.
Да сдохнет враг!


Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Sep 30 2017, 11:38
Сообщение #10


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Недавний случай в пещерах за болотом совсем выбил меня из колеи. Как же так… неужели Безмолвный Хранитель отвернулся от меня? Как он мог позволить такому стрястись в его владениях? Но сейчас не время задаваться этими вопросами – нужно продолжать мою Дипломатическую Миссию. Так что мы вчетвером – я, Рэй, А'Кали и Хори снарядились для похода в снега Хребта Судеб.

Дойдя до первой из жирных точек, оставленных на карте, решили принять зелье, не заходя на территорию гигантов. Да и Рэй, ходившая на разведку, сказала, что их там не меньше пары дюжин. Бой был бы бесполезен, так что мы просто притаились в тени холма. Лерон так и не объявился, и запас зелья стремительно уменьшался…

Мы проснулись на том же месте невесть сколько лет назад (да, я до сих пор так и не понял точно, как давно это происходило – век, два, или три назад). Я успел только открыть глаза, как рядом вдруг появилась толпа разъяренных крестьян, принявшаяся избивать Хори. Конечно, всё это происходило во сне, и вреда ему от того не было, но всё это было странным, ибо халфлинга тогда явно еще не было в живых, а на его месте я никаких других размытых фигур не видел. Кажется.

Спустившись чуть ниже по перевалу, мы заметили Сейлаглиэль. С годами её наряды становились всё скромнее, а повадки жестче. Она пыталась воодушевить какого-то дворфа к спасению их общих знакомых, застрявших в храме, где их, судя по её словам, собирались принести в жертву на алтаре. Попытки эльфийки увенчались успехом, и двоица присоединилась к еще троим воинам. Под покровом невидимости они прошли к храму, находившемуся чуть выше по перевалу. Мы без промедления проснулись, собираясь заняться тем же. Подобно Сейлаглиэль, Рэй наложила на нас невидимость (вот уж не догадывался, что она способна на такую магию), и наши многострадальные ноги потопали наверх, в обход туш гигантов, снующих повсюду. О, с каким удовольствием я размозжил бы их черепа!

Но в тот день наш путь лежал мимо. Достигнув врат храма, мы столкнулись со странным стражем того места. Им было нечто, похожее на статую – некая ледяная фигура женщины, которая заприметила нас даже невзирая на магию невидимости. Завязалась схватка, но против нас четверых у стражницы не было и шанса. По совету А'Кали я разбил её молотом, и из обломков выпал какой-то чародейский свиток и зачарованное кольцо. Я подобрал его.

Холодное, но приятное на ощупь… почти, как рукоять Хранителя Склепов Думатойна. Надев кольцо, я почувствовал, как по руке разлилась сила, и потому тотчас же решил оставить его себе. Как честный дворф, я, конечно, предложил устроить жеребьевку, но остальных кольцо мало интересовало – они всё рассматривали символы и статуи у входа в храм. Последний, судя по всему, принадлежал какому-то из божеств ледяных гигантов – повсюду снежинки и прочая чепуха, которой поклоняются эти отвратные создания. Рэй снова отправилась на разведку.

Вернувшись, она сообщила, что внутри никого нет, кроме десятка пауков. Мы ворвались в храм, собираясь грабить, жечь, и наси… шучу, конечно. То есть, мы бы забрали себе чего ценного, но такого не нашлось. Пока мы не дошли до главного зала с алтарем – как раз того, где должно было состояться освобождение тех товарищей Сейлаглиэль. На алтаре Рэй нашла какие-то ледяные посох и скипетр, которые и взяла себе (выглядели они ой, как недешево – наверное, даже подороже моего кольца будут!) Мы развели костер, ибо в храме было ничуть не теплее, чем снаружи, готовясь в очередной раз принимать зелье. Теперь его оставалось всего ничего…

Поглядев на Рэй, которая каким-то странным взглядом смотрела на свой новый посох, я выпил зелье и погрузился в сон. Триста (или не триста) лет назад храм выглядел так же, если не считать инея, расползшегося по полу впоследствии какого-то ритуала. Сейлаглиэль обнаружилась в соседнем зале – она и её спутники только что победили гигантов. Она села на Ледяной Трон, надела Ледяную Корону и в шутку провозгласила себя Ледяной Королевой, и смысл этого пока остался для меня загадкой, ибо впоследствии в разговоре с паладином Адриеном она указала на трон и произнесла «это перестанет быть просто шуткой». Неужели она и правда могла как-то… э-э… покрыть всю землю льдом, или что там еще должен сделать хозяин трона.

Помимо этого, Сейлаглиэль уговаривала Адриена отречься от своего паладинства и остаться с ней после того, как она полностью обратится вампиром. Похоже, укус той вампирши Эли не прошел бесследно – теперь эльфийка тоже собиралась стать такой же. Надо отдать должное паладину – он отказался, и группа покинула храм (покамест не разделяясь), исчезнув в неизвестном направлении. Мы собрались просыпаться, как вдруг я заметил, что Рэй с нами нет. Не на шутку испугавшись, что она обчищает наши тела, пока мы спим, я проснулся еще быстрее.

Вокруг был холод. Очень холодно, словно в объятиях мертвеца в могиле. Это было единственным моим чувством, отчасти из-за того, что нижняя половина моего тела… отнялась. Ногами я даже пошевелить не мог! Рэй же стояла в неподвижной позе, держа в руке посох. Она была вся… как будто покрыта льдом. И пол был тоже покрыт льдом, прямо, как во сне. Сразу стало ясно, что теперь эльфийка одержима волей посоха, к тому же, она начала нести околесицу про «открыть дверь в Декабрь» и «Белую Тьму». Опасаясь, что мы тут превратимся в ледяные статуи, подобные той, что встретила нас у входа, я начал неистово орать двоим, оставшимся в рассудке спутникам, чтоб те остановили её (им, похоже, с обморожением повезло больше – его не было). Признаться, у меня была мысль вытащить мой ручной топор да запустить его в голову Рэй, но стало жаль оставлять на её лице десятидюймовые шрамы. Тем более, что Хори удалось незаметно подобраться к ней сзади, держа наготове какую-то дубину. А'Кали же отвлекала владычицу посоха разговорами, как вдруг выхватила склянку со спиртом и плеснула его в лицо Рэй. Полурослик незамедлительно огрел её затылок своим оружием, и Рэй, обмякнув, осела на пол. И тут произошло такое, что увидишь не в каждой битве…

С остервенением какого-нибудь берсерка из Рашеми Хори продолжил обрабатывать голову эльфийки дубиной, нанося удар за ударом. Треск льда и его частое дыхание заполнило ритуальный зал. Когда же я уже подумал, что сейчас её череп расколется к баатезу и вокруг расплещутся кровь и мозги, он остановился, переводя дух. А’Кали отпихнула посох в сторону, и мы занялись поднятием павших.

Мои ноги удалось отогреть, а Рэй – привести в чувство. Сперва она пыталась вернуть себе посох, но позже успокоилась и даже, к моему удивлению, устыдилась произошедшего с ней, ведя себя тише воды да ниже травы оставшуюся часть дня. Познаниями А'Кали и Хори удалось прийти к мысли, что посох этот призван действовать по воле Аурил, Ледяной Девы, и он открывает дверь в план льда. Мы начали спорить, что делать с посохом – исследовать, или же разрушить. А’Кали и Хори склонялись ко первому, я – ко второму, Рэй же робко предложила просто продать его и поделить золото. Мне удалось взять верх, убедив всех, что он слишком опасен, и его следует уничтожить как можно скорее. Но этому не суждено было сбыться…

А'Кали сказала, что для этого, скорее всего, понадобится найти вулкан (их же… вроде нет на острове, да? Вулканов еще не хватало!) и сбросить его в жерло, после чего предложила отправиться к Сантэ за советом. Илматерит подтвердил, что для этого нужно найти либо вулкан, либо пламя Коссута, либо элементальный план огня. А после вообще добавил, что такие неумёхи, как мы, скорее всего вызовут прислужников Аурил, а не посох уничтожат, и предложил отнести его в Гильдию Магов, где нам за него, небось, чего и в благодарность отвалят. И что же вы думаете? Этому тоже не суждено было воплотиться в жизнь! По крайней мере, пока.

Анрея, встретившая нас, захотела забрать посох на изучение, не оставив ничего взамен. Даже жалкую расписку, которую я потребовал, и ту отказалась писать! А'Кали, не выдержав такой наглости, заявила, что в исследовании нет нужды: она сейчас покажет магессе силу посоха, вернув его ледяным гигантам. Вот тогда весь остров узрит его могущество! Анрея, в свою очередь, была возмущена до предела, а после того, как тёмная эльфийка упомянула историка, которому тоже можно предложить посох, так и вообще в ярость пришла. Предложив засунуть находку ему в зад, она удалилась.

Кое-как А'Кали удалось впарить посох алхимику Веллару, дабы тот позже передал его Анрее. Рэй же пришла в небывалую печаль, услыхав жуткую весть, в сердцах сообщенную привратницей Гильдии: магистр Андрас, давний знакомый эльфийки, пропал без вести. Но проблемы с историком никуда не делись, и завтра предстояло решить, что делать дальше, ибо явных зацепок в деле я теперь не видел…
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 5 2017, 10:59
Сообщение #11


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



В моей жизни определенно наступила черная полоса, и, похоже, надолго…

На следующее утро Дипломатическая Миссия собралась вновь, и эльфийкой А'Кали было выдвинуто предложение выпить зелья прямо в таверне, ибо там праздновались все успешные (да и неуспешные) предприятия на острове. Да вот снадобья оставалось столько, что оно и в череп кобольда не влезло бы – потому в прошлое решено было отправить лишь двоих добровольцев. Ими оказались Рэй и Хори, ибо я и А'Кали кошмарно страдали от похмелья. Так что уж не знаю, что они там видели, но с их слов происходило примерно следующее…

Сейлаглиэль и вправду праздновала что-то в таверне, да не просто праздновала, а на полную катушку: буянила, круша мебель, и ругалась с трактирщиком. Из важного для дела было лишь то, что она упомянула склеп под старым заброшенным храмом на запад от деревни, посему следующую порцию зелья было решено принять там.

Вход в обиталище мертвецов был сокрыт тяжелой каменной дверью, при попытке выломать которую меня обдало зарядом кислоты. С трудом придя в норму с помощью небезызвестного пояса из тролльей шкуры, спасшего не одну жизнь, я увидел, что Хори взламывает замок. У него ничего не получилось – видимо, он и правда не был настолько профессиональным воришкой, как какой-нибудь Рики, потому полурослик начал спрашивать у нас чего-то для повышения ловкости рук. Спустя какое-то время ему удалось выпросить наручи Рэй, и с ними дело пошло получше – замок был открыт, но кислота в той дрянной ловушке никак не кончалась, хоть всю глотку ей наполни! Мы у той двери полдня провозились, не меньше, думая, как бы войти. Наконец, А'Кали решила использовать призванного элементаля, дабы тот принял на себя удар, потянув дверь за ручку. Ход сработал, и вот мы уже внутри склепа.

Но расслабляться было рано – со всех сторон лезла нежить, как заведенная. Завязалась жестокая сеча. Казалось, им нет числа, и из открытых гробов появляются всё новые и новые умертвия. С боем пробившись в последнюю комнату, мы заперли за собой дверь – мертвяки оказались довольно тупыми, и вскоре оставили попытки вломиться внутрь. В том зале стояло множество сундуков, отделенных от нас оградой, и Рэй с Хори поспешно преодолели её с целью обогатиться. Надо отдать им должное – добычу мы разделили поровну, на четверых. Но пора было вспомнить, за чем на самом деле мы пришли в склеп, и я вытащил последнюю порцию зелья. Его оставалось лишь на двоих.

На сей раз добровольцами были я и А'Кали. Очнувшись, мы принялись бродить по склепу в поисках Сейлаглиэль, но… её нигде не было. Вообще никого не было. Никого и ничего полезного для дела. Мы обшарили все залы, проверили все гробы, А'Кали даже читала руны и проверяла ритуальные алтари… вообще ничего. Несолоно хлебавши, пришлось вернуться назад, в будущее.

Казалось, Миссия была провалена, но тут я вспомнил про бездельника Лерона, занятого боги знают чем, пока мы тут остров спасаем. Хори предложил послать ему магическое послание, которое он увидит во сне, где бы не находился его сбежавший зад. Зелья у него было не меньше, чем на пару приемов, и мы отправились в город, чтоб справиться о нём, да заодно Сантэ попросить склеп назад запечатать, пока из него новая нежить наружу не полезла (хотя Рэй стояла на том, что его надо так и оставить, а затем спасти остров от немёртвых и стать героями). Попрощавшись со всеми, я отправился на пристань и расспросил какого-то грузчика о Лероне. Оказалось, негодяя уже больше недели, как нет на острове – уплыл он! Вместе с зельем!

Боги точно отвернулись от меня… пойду напьюсь.

Пока я обитал в туманных чертогах спирта, Рэй и Хори умудрились найти какое-то тайное место возле того самого заброшенного храма. Вход в него был скрыт под водопадом, так что место было тайным донельзя. Придя туда уже все вчетвером, мы поняли, что это какое-то святилище, хотя Рэй рьяно утверждала, что подземное помещение – склеп, и не иначе. И похоронена в нём сама Сейлаглиэль. Каково же было мое удивление, когда слова эти оказались правдой…

Мы начали обыскивать зал, и вскоре мне удалось обнаружить тайник за одним из кирпичей. Такие часто делают небогатые дворфы, чтоб укрыть свои самые ценные вещи. Попытки открыть его мирным путём ни к чему не привели - похоже, содержимое тайника собирались замуровать навечно, так что я просто выхватил молот и разнес старые кирпичи в пыль.

Внутри оказался лук Сейлаглиэль (ну хоть не её труп) и её развратная одежда из самого первого сна. Примечательно, что тетива на луке почему-то отсутствовала. Дальнейшие поиски ни к чему не привели, и мы начали думать, что же здесь произошло. Я сказал, что эти вещи эльфийка здесь оставила перед отплытием на материк, уже опосля битвы с гигантами, но А'Кали, считала, что это случилось гораздо ранее. Сразу после встречи с паладином, после чего она облачилась в более скромный наряд в знак расставания с юностью. Но ничего из этого не было верным в полной мере.

Все согласились, что лучшим способом узнать о произошедшем будет старое-доброе зелье. Рэй предложила спросить на его счет Веллара, который его же и готовил для нас. Идея оказалась просто блестящей, ибо у алхимика действительно оставалось немного чудесного напитка, а поиски Лерона могли затянуться на недели. Правда, взамен Веллар пожелал, чтоб мы отказались от части вещей, которые должны были получить за ледяной посох. К слову, вот какой список мы ему выдвинули:

1. Арфа или лютня для Рэй.
2. Сапоги для меня, ибо мои… безвозвратно утонули на болотах.
3. Уроки алхимии для Хори. Да-да, полурослик захотел, чтоб Веллар обучил того алхимии, ну или зачарованию, ну или что там еще эти чароплеты умеют. Сказал, что он открыт для всего. Уроки вместо ценнейших вещей? Это неслабо удивило меня, но, как говорит Сантэ - каждый сам выбирает свой путь.

А'Кали же была вынуждена отказаться от своей доли, ибо… сперва Рэй захотела, чтоб от неё отказался я. Чт… что? Какая-то арфа важнее сапог для дворфа, который прикрывает её острые уши, принимая на себя удары гигантов и прочих тварей? Серьезно? Мне до боли захотелось посмотреть, как она своей арфой будет отбиваться от каких-нибудь дьяволов, которые набросятся на неё после того, как мою ногу проткнет случайная веточка из-за того, что у меня нет нормальных сапог, и я буду лежать и корчится от боли вместо сражения. Посему я и отказался от доли, но тут вмешалась А'Кали, защитив мои сапоги. В любом случае, вещи обещали выдать только завтра, так что мы отправились назад, к тайному месту, неся с собой новые порции зелья.

Выпив его, нашему взору предстал паладин (очевидно, тот самый Адриен) заходящий внутрь с телом Сейлаглиэль на руках и бригадой дворфов-строителей следом. Тело умершей было испещрено гигантскими ранами, будто от ударов топоров великанов, или чего в таком духе. Проклиная вампиршу, он похоронил эльфийку, замуровав её в стену, и создал тайник с её вещами. После чего заявил, что собирается оставить какое-то другое, самое знаменитое творение Сейлаглиэль в другом месте, и удалился.

Мы проснулись. А'Кали сразу же заметила, что единственной зацепкой были дворфы – можно было отправиться к их поселению и попробовать что-то разузнать о них. В целом, история и так вырисовывалась. По допущению тёмной эльфийки, Сейлаглиэль просто устала от безрезультатной борьбы с проклятием вампиризма и решила добровольно умереть от лап гигантов. Тем не менее, работа у нас всё еще оставалась.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 11 2017, 18:36
Сообщение #12


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Однако на следующий день вместо похода в Кхаз'Ал Гар было решено сперва проведать историка и попытаться впарить ему историю в том виде, в каком она существовала на данный момент. Звучало повествование примерно так…

1. Эльфийка Сейлаглиэль, любовница паладина Адриена, связалась с какой-то вампиршей по имени Элеонора.
2. Последняя обитала в склепе на местном кладбище, где её частенько навещала первая. И в один из таких визитов вампирша раз – и укусила эльфийку! На Сейлаглиэль лягло страшное проклятие, частично подчинившее её волю Элеоноре.
3. Каких-то неудачливых товарищей эльфийки взяли в плен ледяные гиганты, собираясь принести тех в жертву в храме Аурил на перевале. Собрав отряд, куда входил и Адриен, она отбивает несчастных. После битвы она предлагает паладину оставить своё паладинство и вместе бежать с острова (ведь иначе он должен был поразить любовницу своим сверкающим мечем, как слугу вампирши). По всей видимости, целью побега было желание скрыться от Элеоноры. Адриен, к его чести, решает отказать.
4. Не в силах справиться с тяжестью проклятия, Сейлаглиэль совершает самоубийство, выйдя против тех же гигантов в неравном бою. Паладин находит её и хоронит с почестями.

Здесь должен добавить, что далеко не всё это мы видели наши глазами во снах, вызванных зельем (об этом, конечно, я историку сообщать не стал – того и гляди, сочтет нас лжецами). Часть – только наши догадки. Верней сказать, догадки А'Кали. Я воистину не жалею, что доверился ей тогда, в лесу. Еще к нам присоединился человек-бард по имени Фиц, довольно веселый малый, в способностях которого я уже успел убедиться. Теперь из нашей Миссии только двое не играют ни на каких инструментах: я и Хори. Может, попробовать научиться на пустых бутылках?

Историк выслушал не без внимания, после чего открыл истинную причину заинтересованности Кендлкипа эльфийкой и паладином. Ею оказалось вовсе не праздное любопытство, а… сын Сейлаглиэль и Адриена, прямо сейчас свирепствующий в окрестностях крепости ученых с бандой прихвостней, убивающей и разорящей всё подряд! Отпрыск обладал недюжинными способностями: ни противовампирские паладинские штучки, ни клинок ассасина его не брали. Вот ученые и решили найти корень сил ребенка, чтоб найти на негодяя управу.

В целом рассказ всё еще не удовлетворял историка (негодяй!), и он хотел дополнительных сведений о происхождении этого полувампира-полупаладина, с целью найти его уязвимое место.

Чуть не забыл об одном – лишь только он упомянул об отпрыске, мне в голову пришло, что «творением» Сейлаглиэль, которое Адриен упоминал в гробнице и собирался упрятать его куда подальше, как раз и был этот разбойник. Недолго думая, я предложил проверить небезызвестный монастырь Хребта Судеб, в надежде, что паладин отнес его туда (а где еще оставить дитя?). Но историк сильно сомневался в теории, ибо, по его догадкам, Адриен увез сына прочь с острова сразу по рождении последнего.

После этого Рэй предположила, что «творением» был не ребенок, а тот самый ледяной посох из храма! На первый взгляд идея была нелепой, но всё сходилось – её слова тогда в храме Аурил, адресованные паладину: «когда всё кончится, то это перестанет быть просто шуткой». Говоря «это», она имела ввиду ни что иное, как свои кривляния на ледяном троне в образе ледяной королевы. Да и вампирша могла как-то использовать храм и ледяные ритуалы в своих целях. Впрочем, историку идея не очень понравилась, и он лишь предположил, что и сила Аурил, и паладинство Адриена, и тёмная энергия вампирши сложились в ребенке, даровав ему такие способности.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 13 2017, 18:22
Сообщение #13


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Я увидел храпящего на площади Элфернума и собирался уже было пнуть его, чтоб узнать, не найдется ли у него немного экзотической выпивки, как вдруг к нам двоим приблизился – угадайте кто?! – мой давний друг и соратник по спасению Велена. Алес, конечно же! Услыхав о череде моих невзгод, рыцарь сразу же поднял мой боевой дух ободряющим словом и кучей золота, которая ему, видимо, уже была без надобности. Я уже изрядно соскучился по битве и быстро выкупил в кузнице свой шлем да доспехи. К тому времени собралась остальная часть Дипломатической Миссии, и мы выдвинулись, наконец, в Кхаз'Ал Гар.

По прибытию в поселение Крепкого Народа было решено сперва попытать удачи в Гильдии Шахтеров, запросив информацию о бригаде, строившей усыпальницу. Комендант Гильдии оказался тем еще хрычом – долго арканился, не желая выдавать свои «тайны» мне – мне, его собрату да вдобавок Герою Велена! Помимо этого, нахал принял моих соратников за «служек», нанятых мной для роскоши и развлечения. Осудив его за такое невежество, я покинул Гильдию, пообещав позже вернуться за информацией. Мы собрались вдобавок проверить архивы Храма Подгорного Хранителя, но сперва было решено маленько отдохнуть в местной таверне.

Шуму и гаму там было хоть отбавляй, особенно после того, как наш бард Фиц решил потешить посетителей своей песней. Последняя была, что надо: о бороде. Слова были примерно такие:

Я к женщине как-то подошел, на танец пригласил. Она посмотрела на мои усы, и смех ее разразил!
"Танец без бороды, сынок?" - спросила она у меня. И понял я, что о бороде мечтал совсем не зря…
Ахахахахаха! Лучше бы дварфом был! Тогда бы с детства гордо я бороду носил!
Ахахахахаха! Лучше бы дварфом был, и как дурак без бороды усы бы не носил!

Конечно, Фиц удостоился бурных оваций, и лишь после них мы отправились в храм. Знакомый мне талхунд, открывший тайну Хранителя Склепов Думатойна, выслушал нашу историю и пообещал покопаться в закромах в поисках каких-то сведений. Нам ничего не оставалось, как отправиться спать. Сэр Алес, сгоряча отдавший мне всё своё золото до последней монеты, улегся прямо на улице в спальном мешке, и разбудить его я уже не сумел. Надеюсь, его не отправят на исправительную добычу угля за нарушение порядка на улицах!

На следующий день мы сперва отправились в Гильдию. Из полезного, рассказанного нам тем недостойным комендантом, оказалось то, что зодчий, возводивший усыпальницу, сделал это… бесплатно. Во всяком случае, обойдя должные законы. Подивившись этому, А'Кали посудила, что неплохо было бы поглядеть, не осталось ли чего полезного в жилище этого бригадира. Посему мною был оставлен еще один запрос, дабы сделать это на официальном уровне. Рассматривать его должны были подольше первого, и мы удалились в храм.

Там и открылась тайна такой щедрости зодчего. Проведя нас через закрытые для глаз обычных посетителей Залы Предков, талхунд вошел в место упокоения всех правителей Кхаз'Ал Гара. Воистину это место было возведено настоящими мастерами своего дела! На поверхности такого величия не встретишь. Закончив любоваться сводами зала, я заметил, что в руке у жреца какой-то свиток. Он прислонил пергамент к одному из факелов на стене, но, к нашему удивлению, тот и не собирался сгорать. Взамен на свитке проявились невидимые до того чернила. Это было секретным способом уберечь текст от лишних глаз. Не каждый жрец наземных богов до такого додумается!

Сам же свиток оказался завещанием того самого зодчего. Как выяснилось, брат его был спасен эльфийкой Сейлаглиэль. Видимо, за это он впоследствии и выстроил её гробницу безвозмездно. Кроме того, зодчий согласился хранить нечто (очевидно, это и было тем самым «творением» Сейлаглиэль), и сообщал, что оно осталось в его выездном сейфе. Талхунд сообщил, что теперь мы – наследники завещания, раз уж имеем отношением к этому делу. Мы уже обрадовались было, что сейчас зайдем в дом дворфа и там обнаружим сейф, но не тут-то было… на то и он оказался «выездным». Жрец рассказал, что незадолго до смерти зодчий отбыл из Кхаз'Ал Гара на год, бросив все дела. А вернувшись, объявил, что создал сейф "Где он спрячется, когда вся магия на Ториле исчезнет, а почти все боги поумирают, земля утонет, а заливы станут сушей". Стоит ли добавлять, что под конец жизни бригадир стал немного… того?

Мы отправились в таверну, чтоб обмозговать услыханное. По мнению Рэй, местом схоронения вещи должен быть какой-то грот в одном из заливов острова, раз уж «заливы станут сушей». Это звучало более, чем логично (особенно для полоумного дворфа) и для начала решено было обследовать берега Залива Спокойствия. Конечно, сейф мог быть где угодно, но… надо ж было с чего-то начать.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 20 2017, 18:13
Сообщение #14


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Но в Заливе наши дела что-то не заладились (не считая того, что мы нехило сэкономили на комнатах – там они в разы дешевле). Фиц вовсю пытался уговорить местного старика рассказать хоть какую-то легенду о безумном дворфе, но слух у того был такой, как будто возле его ушей только что разорвалась бочка с порохом. Рэй выложила перед трактирщиком кругленькую сумму, но он в жизни не слыхивал про зодчего, спрятавшего неподалеку свои сокровища. Я поставил старине Сурбиху аж две бутылки, но всё, что услышал взамен – пьяный бред про драконов. А'Кали взялась за рыбака, сворачившего свои снасти, и тот даже упомянул пару гротов неподалеку, но отказался свозить нас на лодке. Я в шутку предложил украсть ее, а спутники восприняли идею всерьез! Еле удалось отговорить их нарушать закон. Мы просто прошлись по берегу, и, не обнаружив ничего интересного, вернулись в Экзисвилль. Несолоно хлебавши.

А'Кали предложила обратиться к бедуинам, ибо у них-то точно должны быть истории про безумных дворфов. Так и получилось. Мы встретились с нашим старым знакомцем – торгашом Абаджаном, впарившим нам апельсины. Ох, это словно было только вчера! Он рассказал, что несколько поколений назад здесь в самом деле был дворф в компании какого-то гнома-механика. Механик, видимо, был нужен, чтоб помочь обустроить то самое укромное место. А еще зодчему понадобился вождь бедуинов. И он просто уболтал его бросить селение, семью, и отправиться невесть куда! Воистину чудесен дар убеждения того дворфа, раз ему удалось такое с одним из этих упрямых пустынников. Стало ясно, что схрон зодчего имел какое-то отношение к духам, ибо вождь был знатным шаманом.

На следующем привале Фиц смылся, пока все спали! Он оставил Рэй записку, в которой посвящал ей стихи и обещал вернуться. Пфф… ох уж эта людская романтика!

У нас всё еще оставалось, что выяснить, перед тем, как наугад блуждать по острову в поисках сейфа. Кхаз'Ал Гар – мы вернулись туда за разрешением обыскать дом зодчего. Получить его не вышло, но оно уже было без надобности, ибо бывший дом строителя стал частью таверны. Стены снесли, и так далее… искать тайники, обшаривая таверну пядь за пядью показалось невообразимо глупой идеей, и мы вернулись в Гильдию, к коменданту. Потому, что…

Он упомянул, что сам Хранитель Шахт Хугнар, смотрящий сквозь землю и породу, хочет встретиться с нами, узнав о деле. Это было великой честью. Жаль, что все не все (верней говоря, все, кроме Рэй) осознавали это. Последняя оказалась не в состоянии оценить бесконечную мудрость Хранителя и не упускала случая посмеяться над его старостью! Я бы посмотрел, как… или что, эльфы так и помирают молодыми? Танар’ри его знает.

В общем, Хранитель поведал, что зодчий утроил беспорядок в некоем месте под землей. То место славится ядом для тела на своей поверхности и таким же ядом, но уже для души – внизу. Деревья там мягкие, а последние запасы руды истощены как раз этим строителем. Эти слова оказались неоценимыми для нас, ибо значительно сужали круг поисков. Я и А'Кали склонялись к болотам, где действует зловещая магия ящеров, Рэй – к Паучьему Лесу на север от Экзисвилля, откровенно не желая снова посещать гибельные топи. Кто знал, что на этот раз она окажется права…

Наутро следующего дня Рэй объявила, что прошедшей ночью самолично отправилась в Паучий Лес на разведку, да еще и без сопровождения. Зная ее любовь к сидению в городе, это несказанно удивило меня, и сперва я даже не поверил в диковинную историю о том, что в пещерах под тем лесом она увидела нескольких крылатых людей неизвестного происхождения, сражающихся между собой. Однако, как позже выяснилось, это было правдой – Рэй настолько не хотела идти на болота, что совершила это ради затягивания нас в лес.

Только мы собрались в путь, как перед нами вдруг появился мой старый друг Алес, вернувшийся из Кхаз'Ал Гара. Чему я был рад, а двое эльфиек – не очень, ибо он проявлял нешуточную подозрительность к А'Кали. Впоследствии это вылезло в жаркий спор, в ходе которого ей удалось и рыцаря успокоить, и свою главную тайну в секрете оставить (из-за того, что Алес недостаточно хорошо знается в богах необычных народов). Мы благополучно добрались до пещер, уничтожив немало пауков, и спустились вниз.

На верхнем уровне залежи руды были выработаны даже раньше, чем двести лет назад – это я, как бывалый шахтер говорю. Поэтому мы спускались дальше и дальше, отбиваясь от пауков и гаргулий. На самом нижнем уровне пещеры следов руды и вовсе не было, зато нашлась лужа крови в том месте, где Рэй видела тех крылатых гуманоидов, кем бы они ни были. По её словам, видимость в темноте была не очень, и ими могли оказаться даже какие демоны с перепончатыми крыльями… Куда они убрались – не понятно. Разве что вышли наверх, что определенно было бы довольно странно: крылатые парни просто разгуливают по лесу! Пусть даже до одури мрачному Паучьему Лесу. Мы начали искать, но никаких намёков на скрытые ходы или еще чего такого не было. Уж я бы почувствовал – я же дворф!

И тут мне вспомнилось, что я совсем забыл проверить наличие руды в породе на среднем уровне пещеры! Мы покинули дно и поднялись чуть повыше. Залежи тоже был исчерпаны, но уже куда позже, чем на верхних уровнях. Это наводило на кое-какую мысль, и мы принялись внимательно обшаривать каменные коридоры. И, хвала Думатойну, в одном из залов обнаружился колодец, ведущий вниз! После беглого осмотра стало ясно, что с его помощью шахтёры спускались вниз, на баатезу-пойми-какую глубину. Теперь я был готов дать руку на отсечение, что этот колодец обустроил тот самый зодчий! Он добывал руду в глубине пещер уже после того, как основные залежи наверху закончились, таким образом и исчерпав жилы этого места полностью, что сходилось со словами Хранителя.

Мы начали думать, как спуститься вниз. Веревки, оставленные шахтёрами двести лет назад, давно прогнили, и спуск на них означал верную смерть в куче своих же переломанных костей. Было решено собрать весь имеющийся у нас запас бечевок и связать их. А там временем Ирия, пикси А'Кали, спустилась вниз на разведку. Похоже, глубина была серьезной, ибо брошенный вниз факел успевал превратиться в небольшую точку размером с щедрость господина Сто Монет, прежде, чем удариться обо дно. Пока я и Алес снимали доспехи (не спускаться же прямо в них) Рэй, лишь только закончив с веревками, сиганула вниз, не раздумывая ни секунды. Только потому, что ей наскучило стоять тут, наверху…

Отважно, но безрассудно, как заметил Алес. Она осталась в живых – эльфийке удалось вовремя остановить скольжение, покрепче сжав веревку, ибо до дна та не доставала еще Элфернум-знает-сколько. Мы вытащили раскаивающуюся Рэй наверх вместе с пикси, уставшей махать там своими крохотными крыльями. Что ж, даже всего нашего запаса веревок было мало, и надо было либо притарабанить еще, либо искать другой способ спуска. Порядком устав от предприятия, мы вернулись в город для лучшей подготовки.

Хори выдвинул весьма недурную идею: использовать зелья левитации для перемещения по колодцу. Тем более, что его наставник Веллар мог приготовить для нас несколько со скидкой. Он как-то подозрительно быстро согласился скостить цену после упрашиваний Рэй. Клянусь, в этот момент я почувствовал что-то очень странное…

Её голос, говоривший что-то о невзгодах и горестях, звучал так приятно, как никогда – похожий на самую проникновенную песнь, которую я только слышал в дворфийских чертогах на пышнейших пирах. В голове как будто разлилась целая бочка вкуснейшего эля. Мне тут же до невозможного сильно захотелось подойти к Веллару и расплатиться с ним за зелья. Даже не знаю, почему – совсем на меня не похоже. Сладкое чувство начало развеиваться после того, как я отдал алхимику золото, и я пришел в себя, слушающим А'Кали. Она говорила с Рэй о каких-то дроу, использовавших «легкие» пути обольщения. Кажется, конец у истории был грустный.

На улице мы встретили историка, который вдруг решил, что Сейлаглиэль использовала свой лук в качестве музыкального инструмента. Я подивился – она на одной струне играла, что ли? Старина Хори метко заметил, что с её нарядом и повадками только на одной и забавляться. Слова историка о том, что тетива, возможно, всё еще в гробнице, посеяли смуту в моей голове. С одной стороны, мы там всё уже обшарили, и не раз, а с другой – уж слишком пророчески они звучали. Было в них что-то эдакое. После долгих пререканий мы решили обследовать усыпальницу барда еще раз.

Я начал искать тетиву везде: прорези между кирпичами, вскрытый тайник, голова одной из статуй… всё это не давало результата, в отличии от действий А'Кали. Она положила хранимый у себя лук Сейлаглиэль на алтарь, стоящий как раз под местом непосредственного упокоения эльфийки, и принялась говорить с ней. Лук залило ярким светом, который, к моему удивлению, превратился в струну! Тем не менее, последняя пропадала, как только оружие отводили в сторону. Но стоило А'Кали лишь слегка провести пальцем по тетиве, как та превратилась в целых восемь, очевидно, приспособленных для музыкальных забав. Чтоб воззвать к духу умершей, тёмная эльфийка применила свои бардовские способности: принялась петь песню, аккомпанируя себе на струне лука. Песня была немного печальная, но красивая. Слова примерно такие:

Бежишь ты сквозь холод ночи, и сердце бьется сильней...
Готовая в бой ты пойти, и кинжал в руке оголен.
Как волчица одинокая ты, и твой взор на весь мир обращен.
И звук песен твоих разливается вдаль.
Разбито зеркало судьбы, и миллионы осколков горят!
Но только ты и я способны ответ отыскать.
А потом, на край света сбежать.
На край света сбежать...

В какой-то момент Рэй непонятно с чего (так она поступает большую часть времени) решила подыграть А'Кали на своей арфе. Лишь только пальцы её ударили по струнам, случилось нечто очень и очень неожиданное, не считая самого звука, многократно усиленного влиянием магии. Свет, обуявший лук, обернулся ярчайшей вспышкой, похожей на то, как если бы солнце на секунду приблизилось прямо к моим глазам, зловеще хохоча. Это на какое-то время ослепило всех присутствующих, а в особенности А'Кали, стоявшую ближе всех, да и бывшую особенно чувствительной к свету (её глаза пострадали настолько, что тёмной эльфийке понадобилась помощь Сантэ после того, как мы закончили в гробнице). Когда свет рассеялся, я увидел, что струна на луке Сейлаглиэль из световой стала какой-то... шелковой, что ли. В общем, теперь она осталась там навсегда, превращаясь в восемь при легком касании и снова в одну – при натягивании. Похоже, действие Рэй помогло обратить на себя внимание духа, вернувшего луку его тетиву (еще бы, не каждый захочет долго слушать в своей гробнице музыку, скорее подходящую для Пустынь Гибели и Отчаяния!).
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 25 2017, 13:42
Сообщение #15


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Наконец, после долгих дней безделья приготовления, мы, купив несколько сот футов каната и забрав зелья левитации, отправились к колодцу снова. Пещера к тому времени успела заново наводниться пауками, старательно пытавшимися сожрать нас, но куда этим насекомым (пауки ведь насекомые, да? Не знаю, это Хори там сутки напролет за книгами сидит) до молота Глойгнара! Я успел закрепил значительно удлинившуюся веревку на старое место, и мы спустились вниз в следующем порядке:

1. А'Кали, как лучше всех видящая в темноте.
2. Рэй, так как Хори, похоже, струхнул перед спуском, и задержался, чтоб напиться вина, предложенного Рэй. Я, конечно, пытался отговорить его выпивать перед скалолазанием, но полурослик поспешно осушил бутылку, да еще и выкинул ее вниз, где уже висели две эльфийки!
3. Хори, чудом не задевший никого пустой тарой.
4. Я, как единственный, кому по силам было бы вытянуть кого-то (или даже всех, чего уж мелочиться) наверх в случае чего.

Спускались мы постепенно, по уступам, но можно было и сразу до конца – по пути ничего примечательного не было. Колодец, конечно, был глубокий, как глотка Баала – ярдов двести-двести пятьдесят, наверно. Внизу оказался небольшой грот со спокойной водой рядом и путями для вагонетки, уходящими вглубь. Теперь можно было не только руку, но и бороду дать на отсечение, что это место и было убежищем зодчего. Мы уже собрались было вперед, как из-за угла на нас выпрыгнула гигантская крыса… как она доросла до такого? Тварь была размером с доброго медведя, не меньше. Невольно вспомнились слова про «яд, который поражает душу».

Пройдя с десяток ярдов, мы уперлись в здоровенную круглую дверь из чугуна. На ней был замок с шифром из девяти позиций, на каждой из которых можно было выставить числа от одного до девяти. Что ж, войти так просто не удастся… Представляя себя на месте безумного дворфа, я и спутники выдавали самые разные идеи:

1. Просто взломать замок (идея Хори).
2. Искать рядом записку с шифром в надежде, что зодчий спрятал её где-то на случай своей забывчивости (идея Рэй).
3. Попробовать представить какое-то слово из девяти букв вроде «Кхаз'Ал Гар» в цифровом виде (провалилась из-за отсутствия способа сопоставить алфавит из тридцати с чем-то букв с девятью цифрами (моя идея)).
4. Прислонившись ухом к замку, послушать движение щеколд на каждое деление у поворотной ручки (идея А'Кали, и идея самая здравая, приведшая к открытию замка)

Каково же было мое удивление, когда сам шифр, собственно, оказался… последовательным рядом цифр от одного до девяти. Да, безумный дворф и правда безумен!

Мы прошли через дверь, оказавшись уже в непосредственном убежище зодчего, выстроенным его руками. Масштаб и качество работы воистину впечатляли, особенно учитывая, что работал он один. Довольно просторные залы с прекрасной каменной кладкой, настоящая система труб (обслуживаемая до сих пор работающими конструктами, сделанными, видимо, гномом-спутником дворфа), которая даже подавала чистую воду в помещение с исскуственным солнцем (вот уж не знаю, как он сделал этот вечный источник огня). Там же росли и грибы, которые (наверно) можно было употреблять в пищу. Проклятье, да здесь можно было остаться жить!

Спустившись на нижний уровень по одному из ходов, мы обнаружили какие-то руины, определенно не бывшие делом рук зодчего. Нетерильские какие-то, или что-то такое. Только начав исследовать место, я наткнулся на… дворфа, упершегося лбом в стену. Со стороны он выглядел, как живой. В неуверенности и подошел и окликнул его. Оказалось, зря: лучше бы сразу саданул молотом по голове. Когда дворф развернулся, то все поняли, что он давно мёртв и «немёртв» одновременно. Это был тот самый зодчий. Но что могло превратить его в такое? Всё тот самый яд, пожирающий душу?

Расправившись с нежитью-дворфом, мы нашли на его теле ключ-печатку, отпирающую склад на верхнем уровне. Там обнаружились бочки с порохом, немного кремния, и… пожалуй, самая неожиданная и приятная находка за всё время с тех пор, как я вернулся на остров.

Мифрил!

Два слитка превосходного мифрила, таких гладких и легких. Даже ограненный алмаз не так приятен на ощупь… Как бы мне не хотелось просто забрать слитки себе, честь дворфа не позволяла так поступить, и предстояло разделить их между группой. Как именно поделить два слитка на четверых? Не знаю. Не распиливать же: во-первых, это было бы баатезу знает, как сложно, во-вторых – немыслимое кощунство против воли Хранителя Секретов Под Горой. С этим можно было разобраться позже, ведь теперь у нас был порох, чтоб разобраться с завалами, обнаружившимися на нижнем, «нетерильском», уровне. Из-за одного случая со взрывом из моего прошлого, идея мне, мягко говоря, не нравилась. Но не похоже, чтоб у нас был другой выход.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 26 2017, 19:27
Сообщение #16


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



Переночевав в зале с рукотворным солнцем и грибами, мы начали размышлять, что же могло случиться с Хьялмарком. Тот самый таинственный яд для души? Или работа какого-то не в меру любопытного некроманта? Что бы это ни было, но А'Кали и Рэй решительно отказывались спускаться в руины, не узнав, что их там ожидает (а Рэй так и вовсе не хотела. Она считала, что «творение» замаскировано где-то на верхнем уровне). Они предлагали использовать одно из бедуинских зелий, чтоб заглянуть в прошлое. Мне не особо хотелось тратить драгоценную порцию снадобья, но взрывать что-то хотелось еще меньше, и я согласился. Так как зелий оставалось всего ничего, решили выбрать только одного добровольца. Им оказался я (как дворф, который лучше поймет дворфа-зодчего).

Так что я вернулся на лет двести назад, выпив зелье. По убежищу сновали Хьялмарк (зодчий) и его спутники: гном (видимо, тот механик), человек (шаман, скорее всего), и какой-то неизвестный мне эльф. Помимо этих четверых, здесь была целая бригада шахтеров и строителей, обделывающих убежище. Так что в суждении о том, что зодчий возвел всё это в одиночку, я ошибся. Помимо работ, ничего интересного не происходило, и я сконцентрировался, чтоб перенестись на какое-то время вперед.

Трое спутников Хьялмарка пропали. Теперь здесь были только он и его бригада. Зодчий на какое-то время поднялся на поверхность, затем вернулся, и… спрятал что-то в одной из дальних комнат нижнего уровня (завалов там тогда еще не было). После этого Хьялмарк снова удалился наверх, и-и… всё. Больше он не появлялся (шахтёры ушли еще раньше). Но что всё-таки произошло с ним? Почему он стал нежитью? Как я не силился переместиться в еще более позднее время, ничего не выходило – похоже, умер он не на один год позже. Зато теперь мы могли быть практически уверенными, что «творение» спрятано именно на нижнем уровне, за завалом!

Решено было использовать порох, чтоб устранить его. Как оказалось, Хори читал об этом, и был не против попытаться подорвать бочку своими силами, чему я был несказанно рад. Всё из-за того кошмарного несчастного случая в шахте Закатных Гор шестьдесят лет назад! Если подорвать бочку Хори еще смог бы, то дотащить ее, даже с помощью эльфиек, было бы крайне проблемно, и все они рассчитывали, что её перенесу именно я... Но… мне совсем не хотелось даже подходить к бочке. Да что уж там – у меня начался почти что приступ паники, в котором я неистово метался по складу с порохом, ударяясь головой о стены. К счастью, меня спас случай – Ярость Хелма выпал из держателя, и, подняв его, я сразу же ощутил уверенность. Этот молот как будто придал мне силу сразу десятерых дворфских защитников, готовых к обороне Мифрил-холла! Я в два счета снес бочку вниз, а потом еще и вторую, когда оказалось, что нужно взрывать еще один завал. С первым всё же разобрался Хори, со следующим – я сам (хоть и со второго раза). Первый мой взрыв за шестьдесят лет!

В руинах, служивших так же обителью для Хьялмарка и его бригады, обнаружилось немало диковинного:

1. Ожившие трупы дворфов-шахтеров, пытавшиеся пришибить нас подобно самому зодчему.
2. Пара скелетов этих самых шахтеров, повешенных в довольно издевательской манере с жуткими надписями на табличкам под их болтающимися ногами.
3. Комната Хьялмарка, в которой стоял макенен с надписью на нём «мой друг Уилсон». Да они все тут что, садистами были?
4. Живой холмовой гигант в клетке, вот только размерами он был не больше полурослика. Похоже, какой-то магический эксперимент. Для его жизни все было обеспечено теми механическими конструктами и подавалось трубами. Мы хотели убить его из жалости, но гигант был таким маленьким, что сумел спрятаться под барахлом, укрывшись от выстрелов. Ну и баатезу с ним.

Наконец, мы дошли до магической двери, которая, к счастью, так же отпиралась все той же печаткой зодчего. В комнате стоял огромный шар, внутри которого был какой-то предмет, едва видимый из-за тумана… Не оставалось сомнений, что это и было «творение» Сейлаглиэль. У подножия находки было написано, что это «Стазис-Шар», сохраненное в котором никак не изменяется с течением времени. То есть, если я туда засуну кружку эля, то она не станет помоями за каких-то пару часов, как в таверне Ста Монет… Из уст Рэй прозвучала идея разбить шар прямо на месте, но по совету А'Кали было решено доставить его магам, чтоб они с большей надежностью извлекли содержимое. Мы уже почти покинули убежище вместе с шаром, как вдруг…

«СТАЗИС КОМНАТА НАРУШЕНА. НАРУШИТЕЛИ. НАРУШИТЕЛИ. ВКЛЮЧЕН БОЕВОЙ РЕЖИМ РАБОЧИХ МЕХАНИЗМОВ»

Эти не на шутку пугающие слова прозвучали Баал пойми откуда. Стало понятно, что сейчас на нас нападут те конструкты из трубного отсека, и надо было срочно делать ноги, чем мы и занялись. Уже выбежав за чугунную входную дверь, мы заметили, что Хори почему-то отстал. Но через какой-то десяток секунд он показался в проходе, таща одну из наполненных порохом бочек. Рассуждать о разумности идеи подорвать вход времени особо не было, поэтому мы просто отступили дальше, к колодцу, пока полурослик поджигал фитиль. Готовясь принимать зелья левитации и лезть вверх, мы услышали взрыв, но… по какой-то неизвестной причине, механизмы он не остановил. Первые из них уже показались из облака пыли.

Не раздумывая ни секунды, я выхватил молот и кинулся на них, крикнув остальным, чтоб они сматывались. В тот момент я мог только догадываться, насколько сильны конструкты, и удастся ли мне справиться с ними. Но полезь мы все вверх скопом, они могли просто стянуть канат вниз, используя недюжинную механическую силу, и тогда вся Дипломатическая Миссия пошла бы Малару под хвост.

Молот, особенно такой, как Ярость Хелма, отлично подходил для крушения таких механических болванов, но… моя собственная броня, состоящая из тряпичной одежды, по причине трудности спускания в колодец полноценного доспеха, оставляла желать лучшего. Так что бой продлился недолго. Но боги, похоже, были на моей стороне, ибо конструкты просто вырубили меня. Я очнулся уже на уступе, внутри колодца. Как выяснилось, Хори геройски спустился вниз, вернувшись за моей валяющейся на камнях задницей, сделал последнюю невидимой и каким-то чудом даже поднял меня аж на высоту первого уступа. Думать, как это удалось тщедушному полурослика, времени не было, так что мы просто продолжили подъем. Трудно поверить, но остальная часть пути в деревню обошлась без приключений.

Сообщение отредактировал Am-mu - Oct 26 2017, 19:33
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Am-mu
post Oct 27 2017, 13:46
Сообщение #17


Унтер-флудер
****

Группа: Members
Сообщений: 277
Регистрация: 23-January 13
Из: Киев
Пользователь №: 722



В Гильдии шару обрадовались. Чего мелочиться – у Анреи аж глаза загорелись при его виде, так она возжелала лапы на него наложить. Особенно узнав о том, что он связан с историком Мартином (да-да, тем самым, которому она хотела посох в зад затолкать). Да вот незадача – наглая чароплетка хотела непременно забрать содержимое сферы себе, дав нам взамен какие-то безделушки. Договориться с ней не удалось, и мы отправились за советом к более мудрой особе – эльфийке Хедии, любительнице поковыряться в чужих головах. Несмотря на её последнее качество, хозяйка леса всегда делилась знаниями, и этот раз не стал исключением. Всё оказалось проще простого: шар надо было либо «расколдовать», используя развеивание магии, либо просто сломать, поговорив с ним языком дубины и камня.

После ссоры с Анреей путь в Гильдию был закрыт, и мы решили попытаться развеять магию шара своими силами. Делать это вызвалась Рэй, заявившая, что она не так уж плоха в арканной магии, как все думают. Как оказалось, всё ее «мастерство» содержится в арфе, полученной от Веллара с пару недель назад. Эльфийка начала играть мелодию, звуки которой были искажены приделанным к арфе резонатором, и потому удовольствия доставляли мало, походя скорее на скрежет металла, чем на музыку. Что ж, какой-никакой эффект от игры всё же был – синеватые вихри внутри шара на какое-то время перестали кружить, но не более того. Довольно скоро Рэй прекратила, не видя результата, но А'Кали не собиралась сдаваться так просто. Она предложила сыграть дуэтом, достав лук Сейлаглиэль. Что они только не играли: и вальсы, и «Сказания о Лорде Нереваре», и вызов Большого Рассеивания… Толку от того было немного – казалось, шар даже посмеивается над эльфийками.

Мне порядком поднадоело слушать скрежечующую арфу Рэй, так что я просто выхватил молот и саданул по наглому шару что было силы (а это я умею даже лучше, чем взрывать завалы). Впоследствии А'Кали осуждала меня, мол, внутри была душа Селйаглиэль, но… какого баатезу? По-крайней мере, удар Яростью Хелма дал результат.

Сразу после него шар раскололся, испустив такую энергетическую волну, что меня аж отбросило. Вокруг осколков растекся синеватый туман, и, что примечательно, солнце было уже высоко в небе, когда он развеялся. А начинали мы еще в полной предрассветной темноте! Но что было внутри? Я посмотрел на лежащие на земле осколки. Первая мысль была такая: полная задница, шар нас надул, внутри ничего нет! Но приглядевшись, мы заметили что-то хрустальное, отблескивающее на солнце.

Варенье.

Да, я не шучу, это было варенье! Банки с долбанным вареньем, которое, похоже, было приготовлено Сейлаглиэль. Поверить не могу… спустился в пятисотфутовый колодец, совершил первый взрыв за шестьдесят лет, чуть не умер в бою с конструктами, и всё это ради каких-то сладостей! Когда мы отошли от изумления, то решили, что ничего не остается, кроме как отнести банки Мартину. Пока мы дошли до его дома, впрочем, запас варенья заметно уменьшился, ибо Рэй припрятала себе несколько банок, а А'Кали и вовсе начала лакомиться прямо на месте. Она же и предположила, что вареньем надо накормить того полувампира-полупаладина, ради которого, собственно, и заварилась вся каша. Может, тогда его сила уменьшиться, или еще что… но это было уже дело Мартина, не наше.

Историк выслушал историю о наших похождениях и забрал экземпляр варенья. Тут я чуть было не упал, ибо он внезапно заявил, что высосал из этого острова всё, что можно, и скоро уплывает восвояси. Погодите-ка… уж не означает ли это конец моей Дипломатической Миссии, с которой всё и началось?
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 19th February 2018 - 01:16
2002-2008 © “Axistown.ru” by Axistown Developers Team
Skin designed by Headshot at SolutionDesigns.net