IPB
Username:
Password:

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Профиль
Фотография
Рейтинг
 
Опции
Опции
О себе
Tuclop не указал(а) ничего о себе.
Личная информация
Tuclop
Флудер
30 лет
Мужской
Екатеринбург
Дата рождения: Май-19-1988
Интересы
Нет данных
Статистика
Регистрация: 24-March 10
Просмотров профиля: 27,401*
Последнее посещение: 20th September 2018 - 19:25
Часовой пояс: Nov 21 2018, 21:17
428 сообщений (0 за день)
Контактная информация
AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ 335502220
MSN Нет данных
* Просмотры профиля обновляются каждый час

Tuclop

Members

*****


Темы
Сообщения
Комментарии
Друзья


Содержимое
19 Mar 2014
Человек, рожденный в Дерлюске. Дэниал был неказистым ребенком, тихим, скромным, боязливым. Не сложно догадаться, что с подобным складом характера, вне родительской опеки, он подвергался всяческим насмешкам и издевательствам сверстников, начиная с самого юного возраста. Однако ничего серьезного по отношению к нему не совершалось, и в отсутствии разумного самолюбия к подобному положению в обществе Дэниал привык достаточно скоро, а главное рано, уже годам к семи. Причины этому можно искать, как и в своеобразном родительском воспитании, так и в неподвластных какому-либо описанию индивидуальных чертах характера.

Судьба берегла его от сильных потрясений. Вечные издевки, оскорбления и тычки в спину, Дэниал перестал замечать и даже обращать на них должного внимания - видимо полностью смирился со своей участью. В этом время он учился в школе, ему было 11 лет. Он не был прилежным учеником, поэтому учился плохо. Таким он был в силу своего характера, он словно магнит притягивал к себе недоброжелателей, и только в таком амплуа Дэниал мог восприниматься почти что в любом обществе, в котором он имел связи.

Смирение юного Дэниала было стоическим. Впоследствии оно переросло в полное равнодушие к происходящему, в целостную атараксию, в подобном равнодушии утопала честь, мораль, достоинство, любовь, дружба. Практически все эмоции подвергались вытеснению. Дэниал боялся их, он знал – его обидчики могут использовать их в свои целях – это его слабость – оружие против него.

Уяснив со временем, что Дэниала уже не задевают оскорбления его собственной личности, окружающие его сверстники плавно переместили свое внимание на его, таких далеких и вечно занятых родителей. Однако и тогда, Дэниал был непоколебим в своем отчуждении. Вывести его из этого состояния могла лишь сильная пощечина, а того хуже удар, да такой, что бы парень свалился с ног. Следующие после этого насмешки, фактически оказывали результат только на самолюбие смеющихся – Дэниал мог прослезиться, из-за боли причиненной ударом.

Следствием злоупотребления этой формулой, стало то, что Дэниал начал бояться своего равнодушия. Это явилось некоторым кризисом и переломным моментом. Объяснял он это себе легко: когда он явно выказывал свою обиду на слова, дело этим и заканчивалось, когда же реакции не следовало - рукоприкладство. И что теперь? Его немое отречение неминуемо приводило к боли. Дэниал все отчетливей понимал, что ее он боится больше, чем унижений.

Дэниал не был мстительным; он не был злопамятным. Нельзя сказать, что его душу пожирала зависть к силе или к популярности прочих. Все замещающее подобные чувства, постепенно перерабатывалось в страх, в откровение, что даже его обидчики, кажущиеся всесильными, могут быть так же избиты и унижены кем-то другим. Вряд ли какая-либо сила, полагал он, пусть даже божественная могла бы оградить человека от всего того, чего он так страшился.

С подобными мыслями рассуждениями Дэниал перешел в новый этап своей жизни. Он повзрослел. Теперь ему за двадцать. Минимальное воспитание данное любящими родителями, пожалуй только теперь так явно проявило себя. Пусть Дэниал и не был решительным во многих вопросах, однако теперь он был уверен. Он хотел разорвать все узлы, связывающие его с местом рождения, с местом, оставившим не самые приятные воспоминания об его детстве. С местом, где началась его во многом банальная история. История, не требующая более подробного описания, потому как вполне понятна всем, кто бы, какую роль не принимал в ней – обидчика или жертвы. Теперь эта история заканчивается и начинается другая…

Дэниал не знал, когда ушли из жизни его родители. Он отбыл из Дерлюска, сухо попрощавшись с ними. Мать прослезилась, однако отец был спокоен. Он всегда был спокоен. Он не считал это каким-то потрясением или тем более горем. Отец молчаливо счел подобный шаг трусливого отрока, заслугой его воспитания, а значит единственно верным. Дэниалу не было страшно, ведь в конечном счете он не уезжал в неизвестность, а бежал от вполне реальных вещей, в которых видел для себя угрозу.

Итак, Дэниал начал странствовать по миру. Без цели, без повода, без смысла. Он был беженцем, гонимый собственным страхом. Он просто заходил в города, ночевал на улицах, уходил. Поначалу подрабатывал, ходил в ночлежки, кушал в тавернах. Бывало, просил милостыню, случалось даже воровал. Дэниал не брезгал ничем, ему было достаточно лишь того, что его детские страхи постепенно отступали, растворялись в уличной грязи и больше не мучили его. Читатель справедливо заметит, что и эта история нашего героя вполне банальна и предсказуема. Я соглашусь, но отмечу лишь то, что именно в этот жизненный период с Дэниалом произошло нечто странное, нечто незапланированное, нечто такое, что предает его биографии какой-то зловещий оттенок. Смею предположить, что именно поэтому, этот безынтересный и бездуховный типаж смог стать нашим героем.

Когда Дэниалу было чуть за тридцать, он женился. Произошло это в Даэрлуне. Нищенствуя на улицах города, он переживал критические времена. Дело обстояло следующим образом: решившись подзаработать, он нанялся рабочим к небогатой швее. Работы было немного, и она была несложная: в основном, он что-то грузил, убирал, или куда-то бегал. Хозяйка была вдовой и не имела особой популярности среди мужчин, и вряд ли обладала лучшей возможности выйти замуж, как ей казалось. Тем не менее, уже через полгода бродяга и швея связали свои жизни узами брака. Через короткое время оказалось, что у них не может быть детей – даже не имело значение по чей вине, обоих и такое положение дел вполне устраивало. Моральный долг перед обществом и биологическим видом вцелом, при неимении возможности, обратился страшным кошмаром. Теперь казалось, что растить даже одного ребенка очень затратно. А Дэниал теперь не бедствовал. Он имел какой ни какой кров и еду. Он мог держать себя в чистоте и не унижаться до милостыни. Все это, есть следствие щедрости жены, которая подняла ему жалование, не желая однако мириться с общим семейным бюджетом. Дэниал был счастлив, потому что потрясения окружающего мира проходили теперь стороной.

Дэниалу все же не повезло в одном. Жена скрыла от него страшный факт – на нее было наложено проклятие. Будучи молодой и красивой, она увела мужа у одной эльфийки, имя которой она уже и не вспомнит. Та, в порыве гнева, обратилась к ведьмам с пустошей, с просьбой отомстить за себя. Эльфийка ради мести принесла значительную жертву, однако и ведьмы ее не подвели – их не ограничивали в фантазии и в могуществе - существо пришедшие к ним в дом, в их план и учинившее пиршество фантазий, видимо в действительности имело на то причины. В итоге, они наложили на искусительницу проклятие, о котором она узнала лишь много лет спустя, из письма, которое было адресовано на ее имя от той самой эльфийки, она же, надо сказать, уже была счастлива в другом браке. Месть была жестока.

К моменту получения письма, наша швея уже была жената и счастлива с «украденным» мужчиной. Но после этого послания все стало призрачно, все потеряло цвет, все стало тщетно. В семье был юный сын, он учился магии и не был обделен родительской любовью. В один момент и сын ,и муж покинули ее. Покинули без объяснения причин. Ушли в смятении, может в страхе, но сами не свои. Уехали далеко, она не знала куда. После этого она зачахла…

И вот теперь она во втором браке с Дэниалом. Опираясь на том, что мы уже знаем о нашем герое, мы можем предположить, что они хорошо подходили друг другу в своей отстраненности от мира. Но при всех своих странностях, Дэниал не был отчаявшимся прожигателем жизни. Он был прожигателем, но не отчаявшимся. Жена заразила его свои увяданием. Этот процесс необъясним, возможно какое-то отношение и к нему имеют серые ведьмы. Это была не болезнь, но состояние было болезненным. Первые симптомы появились уже через год совместной жизни. Дэниал начал ощущать непреодолимую апатию, скуку. Цвет его жизни, каким бы он не был, исчез, а вместе с ним исчез цвет лица и даже запахи. Все, что определяло бы его сущность растворилось в мыслимой бессмысленности и бестолковости жизни. И это явилось той альтернативой равнодушию, которая, очевидно сгубила бы любого. Дэниалу не повезло – он не имел против этого иммунитет, он не имел против этого даже лекарства, он о нем попросту не знал.

Дэниал чувствовал, что его увядание напрямую исходит от его жены. Он начал ее бояться, он не мог с ней поговорить страшась гнева. Она же как будто ничего не замечала. На самом деле она знала, что происходит, но с ужасом отгоняла эту мысль прочь. В том письме излагалась суть наложенного проклятия, но швея до конца отказывалась в это верить, уповая на мысли, что это просто запугивание. Дэниал не умирал, он становился пустотой, ничем, серостью. На пути подобных метаморфоз могут случатся любые неожиданности. Дэниал мог остановиться на любой ступени эволюции в ничто, а остановился на стадии ворона. Уже не человек, но еще и не пустота – падальщик, вселяющий страх и уважение своей омерзительной натурой. К чему бы это все могло привести никому не известно, но именно на этом этапе процесс увядания был остановлен.

Дэниалу перестали сниться сны, он перестал мечтать. Вряд ли сложив все то, что читатель уже знает о Дэниале, он смог бы спрогнозировать правильный исход сложившейся ситуации. Тем не менее трусливый Дэниал не мог покинуть свою жену. Он все оттягивал момент, тем самым уничтожая себя. В том же самое время он понимал, что своим разрывом он уничтожит человека, которого любит – оставит умирать в одиночестве. Проблема ушла вместе с любовью. Дэниал решился на убийство. Своими руками Дэниал не мог совершить убийство, у него нет на то должного мужества. Он плохо инсценировал несчастный случай с пожаром. Их деревянная халупа сгорела в одну из ночей. Дэниал успел спастись из огня, а вот его жена нет. Спрыгнув из окна наш герой повредил ногу и теперь немного прихрамывает. Но это не беда – после смерти жены он почувствовал, что увядание остановилось, однако обратно процесса не началось. И не могло начаться. У Дэниала не было на это ни сил, ни морального права. Он так и остался вороном. Теперь он свободен и продолжил свой бессмысленный полет.
Первый, кто помог Дэниалу освоиться на острове, первый, кто проявил незаурядное сострадание к больному калеке и наверное единственный, кто не позволил несчастному бродяге умереть от голода, была эксцентричная и бесстрашная Рэйллинель Сэйтарвен. Однако помощь ее не была бескорыстным жестом милосердия, отнюдь, она предложила Дэниалу стать ее слугой, что, в ее глазах, является главным признаком успешного и счастливого горожанина небольшого городка. Не видя других путей заработка (больного и грязного незнакомца никто не желал брать себе в подмастерья), Дэниал согласился служить эльфийки- служить так, как он это понимал. До этой поры у него не было подобного опыта, поэтому его короткую службу успешной, вряд ли можно назвать. Дэниал не уважал, не ценил и уж тем более не беспокоился о безопасности своего мастера- единственное, что удерживало его рядом с Рэй- неплохой и стабильный заработок. Все, что он хотел- это высосать максимум золота у своего хозяина и сбежать с острова, в другое место. Однако судьба распорядилась иначе. Увы.
Да, Дэниал был плохим слугой. Но госпожа Рэй была мастером куда хуже. Она платила лишь по требованию слуги, относилась к нему, как к грязному оборванцу и совершенно не уважала. Пусть служба его была так недолга, однако уже за это время Дэниал чуть ли не возненавидел своего мастера. Она совершенно не слушала его советов, а ведь именно ради них, она просила человека стать ее последователем. Надо отметить, что советы Дэниала были действительно хорошими и мудрыми. Его жизненный опыт, устанавливал определенные рамки перед ним, однако для Рэй, казалось, каких либо рамок не существовало вообще. И вот очередная авантюра…
Нет смысла описывать все произошедшее целиком. Важно указать лишь то, что госпожа Сэйтарвен, со своей подругой (или знакомой), простите не знаю ее имени, ибо к Дэниалу эта особа относилась, еще более презрительно, чем мастер, решились ввязаться в одно очень скользкое и рисковое дельце. Девушки решились помочь бесенку, выпущенному на свободу из своей темницы. Как вы думаете, кто его выпустил? Правильно- бесстрашная Рэй. Выпустила она его, вопреки всем уговорам и взываниям к разуму со стороны Дэниала. И вот, обретя свободу, демон захотел наказать того, кто заточил его в темницу. Он пообещал эльфийкам огромный мешок золота и сундук магических свитков, хранящийся в цитадели злого некроманта, который обманом заключил несчастного планара в волшебное яйцо. Дэниал резво принялся отговаривать дамочек от таких безрассудных поступков, прямым текстом указывая, что демон, по своей природе не может предлагать смертным что-то хорошее и доброе. Тщетно, мастер просто приказал своему слуге заткнуться и молча следовать по ее пятам, куда бы она не шла, хоть за демоном, хоть за девом, как в пучину Бездны. Дэниалу это ох как не понравилось, но будучи все-таки человеком подневольным, он был обязан повиноваться своему хозяину. Дэниал очень боялся за свою шкуру и совсем не хотел рисковать своей, без того несчастной жизнью… Тем не менее, путешествие началось и Дэниалу не куда было деваться.
Однако долго оно не продлилось. Как и ожидал Дэниал демоненок оказался настоящим ткачом сетей обмана. Заманив эльфиек и Дэниала на болото, он завел их в логово гадюк. Тем временем, как Дэниал уже был готов бежать назад в город, спасая свою жизнь, эльфийки, ослепленные толи героизмом, толи жадностью, кинулись рубить змей на части. Как вы понимаете успехом это закончиться не могло, ибо змей было слишком много для двух хрупких эльфиек. Как только Рэй со своей подругой пали замертво, ползучие гады обратили свое внимание, на ошарашено стоящего в стороне Дэниала. Тот не долго думая развернулся и, что есть силы побежал в город. Удивительно, но демон последовал за ним. Выбежав в лес, Дэниал остановился и оглянулся- змеи ползли по его следам. Остановился и демон. К этому времени он уже был истерзан острыми клыками змей. Жизненных сил в негодяе оставалось совсем немного. Дэниал собрал все свою немногочисленное мужество в кулак, и подняв кинжал над головой ринулся на демона с криком «Умри!». О боги! Дэниалу удалось расправиться с демоном, не без помощи подоспевших к этому времени змей, правда. После того, как демон погиб, со змеями разобрались дикие животные, обитающие в лесу. Дэниал отдышался и собравшись с духом пошел исследовать место, где совсем недавно, на его глазах был убит его мастер и еще одна эльфийка.
Да. Их маленькие истерзанные трупики лежали среди месива из змеиных голов, хвостов и других частей тела. Оглядевшись по сторонам, Дэниал начал аккуратно обыскивать тела эльфиек, ловко распихивая по своим карманам все ценное, что у них было при себе. Под конец акта мародерства, эльфийки были фактически голые. Дэниал попрощался с мастером, в мыслях у него витало что-то вроде «я же вас предупреждал». Стоит ли описывать сложный моральный выбор Дэниала тут? Я думаю в этом нет особого смысла, так как его мотивы все равно останутся для читателя тайной. Он схватился труп Рэй за ноги и скинул его в пучину болота, которое изрыгнув зловонье поглотило тело эльфийки. За ним последовало тело ее подруги. Все. Теперь Дэниал вновь стал свободным человеком. Что не мало важно, он стал еще и очень богатым, так как с тела Рэй ему удалось собрать великое множество редких магических вещей.
Дрожащей походкой Дэниал направился в Экзсвилль. В городе к нему вернулась болезнь. Прямо посреди центральной площади на него напал жесточайший приступ кашля. Такое бывает после большого стресса….
16 Mar 2012
С днем рождения, Роза! clapping.gif
Побед на всех фронтах. Вообщем так.
18 Dec 2011
И вот, я в очередной раз оказался в тюрьме Экзисвиля. И в этот раз причина еще более абсурдная, чем в два предыдущих раза. К моему большому сожалению, растлевающие влияние скверны безнаказанности, укоренилось в общественной морали этого городка так прочно, что большинство жителей, уже давно забыли, что такое справедливость. Многие уже не помнят (или не знают), что брошенное по неосторожности слово, ранит не хуже клинка и наказание за это, может быть таким же неотвратимо жестоким, как и за убийство. И вот, одним из таких предателей веры, явился местный пьяница и по совместительству уборщик города- Элфернум. Он назвал меня, вместе с моей ненаглядной Рэйллин, жестокими свиньями и головорезами. Как глупо и опрометчиво. Я и не думал причинять ему какой-либо вред, но я должен был проучить негодяя. Неважно как я это сделал, важно что сохранив свою честь, я вновь оказался за решеткой. Что за время, что за нравы…

Ложь и тщедушие покрыли плотным, непроглядным слоем даже те души, кто по закону должен быть чист, непорочен и беспристрастен. Я говорю про стражей порядка. Смешно и грустно, но выполняя свои глупые уставы, они совершенно забыли про мораль. Я знаю что это такое, я видел это раньше. Охранники города видят во мне угрозу, ибо сами не чисты на руку. Им плевать на жизни граждан, и в этом я уже ни раз убеждался. Вспомнить хотя бы пожар, при котором я спас Рэйкина. Стражники смотрели на полыхающий дом с равнодушием, не предприняв никаких действий. Зато очень резво подскочили ко мне, когда я решил поставить Элфернума на место. Справидливо? Ответ- нет. Перед тем, как меня заперли в камере, я попросил стража, снять шлем, что бы я увидел его лицо. Я хотел заглянул в эти лживые глаза, прочитать его мотивы. Но нет. Малодушие и трусость, не позволили ему это сделать, и я в очередной раз убедился в своей правоте.

Проводя допрос, начальник тюрьмы поинтересовался насчет моего браслета. Того самого, что на меня нацепили после суда. Я рассказал ему все правду. Он скорчил ехидную морду и упрекнул меня в неподчинении суду. Боже, ваш суд, такой же фарс, как театральное представление. Будь я виновен, казните мне. А ежели нет- отпустите. И тут же я указываю на трусость властей, не способных принять единственное верное решение. Я вижу себя в этом городе вершителем правосудия, потому как больше не кому. Попросту не кому. Я остаюсь в Экзисвиле, моя совесть не позволяет покинуть этот прогнивший городок. Я должен исправить его, должен очистить от скверны, должен установить в нем диктатуру справедливости. Во имя Тира…

Спустя несколько часов, меня перевели в другую камеру. Она находилась на нажнем этаже тюрьмы и была больше похожа на загон для животных. Я понял- это карцер. Они хотят сломить мой дух, хотят изжить из меня смелость и смешать с грязью. Но нет, у них не удастся это сделать. Удивительно, но через некоторое время меня выпустили оттуда. Какие мысли у меня были в тот момент? Я хотел найти Рэй, обнять и поцеловать ее. Я нашел ее, сидящую на главной площади. Она выглядела грустной, на ее прекрасных глазах проступили слезы. Меня ждали плохие новости…

Они отняли у нас Рэйкина. Они отняли у нас то, что принадлежало нам по праву. Это вопиющий произвол власти и я не мог с этим смирится. Более того, оказалось, что со мной и Рэй, перестали общаться другие жители города. Они просто игнорировали мне. Я желаю им добра и защищаю их, а они не желают сказать мне и пары слов! Это справедливо? И мой ответ снова- нет. А что явилось поводом к этому? Ссора с деклассированным маргиналом и пьяницей Элфернумом. Теперь он точно заслужил смерти от моей рапиры. От рапиры, которая несет в этот темный мир луч надежды и позитивную энергию Механуса.

Я извинился перед Рэй и запретил ей помогать мне. Пусть только я понесу наказание за это, мне не страшно. Пусть Рэй продолжает жить, она еще так молода! И как бы я не хотел остаться с ней, жить где-нибудь на берегу спокойствия, растить детей, просыпать утром и видеть ее личико рядом с собой… Я не мог. Безнаказанность негодяев не даст мне покоя. Я должен свершить суд. Свой последний суд, над тем, из-за кого отобрали моего сына…

Я медленно извлек свою рапиру из ножен, и направился к Элфернуму…

Конец.
18 Dec 2011
‘Out of nine’ Hakin.

Упорядоченно нейтральный эльф воин.

Начало.
Хакин родился в Дерлюске (крупный город, находящийся между парящим озером и пустошами Шаара). Отец эльфа был бардом, любителем выпить в городской таверне (путешествуя он забрел в этот город, где познакомился с матерью Хакина). Мать работала служанкой в поместье богатого человека. Хакин был незапланированным ребенком, когда он родился его родители были еще совсем молоды. Они не могли предоставить сыну необходимого восспитания. Эльф с младенчества был предоставлен самому себе.
Прадедушкой эльфа был человек. Этим объясняется его, странная для эльфов, внешность (борода) и отчасти не характерное для эльфов поведение.

Детство.
Хакин сторонился компаний. В уединении он чувствовал себя комфортно. У него было совсем немного знакомых, и он не чувствовал нужды в друзьях. В отличии от многих детей своего возраста, он был очень усидчив и терпелив в делах, которые у него вызывали интерес. Он любил сочинять музыку, играя на лютне отца, любил мастерить из дерева игрушки, любил читать книги.

Отрочество.
Недостающее воспитание родителей, Хакину заменили книги. Отец удивлялся его страсти к чтению,и всячески ее поддерживал. Он часто приходил из таверны , очень пьяным, и всегда просил сына рассказать ему новую историю, которую он прочел в этот день. Затем отец делился этими историями (конечно изрядно измененными) в таверне, выдавая их за свои.
Хакин быстро сформировал свой взгляд на мир. Он взростил в себе чувство справедливости к окружающей его реальности и пытался всеми силами сохранить этот баланс в жизни. Его вполне устраивало, что матери сутками нет дома, а отец приходит из таверны и опять еле стоит на ногах. Он чувствовал их любовь и этого ему было достаточно.
На улицах города часто происходило что-то такое, что Хакин не мог принять за правильное поведение. Он всеми силами старался остановить то, что считал не справедливостью. Он не мог заснуть ночью, если днем прошел мимо просящего о помощи. Чувство безнаказанность преступников не давало ему покоя, оно сжирало его изнутри до самого его дна, но он не чувствовал в себе силы бороться с этим.
Хакин пошел учиться воинскому ремеслу. Он нашел себе наставника из бывших стражей города. Тот брал совсем немного за тренировки. Отец и мать поддерживали сына в его начинании.
Вскоре молодой эльф познакомился с учениями Тира. Он не мог их полностью принять. Почему? Потому что он чувствовал ответственность в первую очередь перед самим собой, в наказании виновного. Он не верил в справедливый суд или власть и даже церковь. Он верил только себе и только своему чувству справедливости. Научившись обращаться с оружием, он начал выслеживать воров (если видел их злодеяние своими глазами) и убивать в подворотнях. Он не любил это делать. Но чувство безнаказанности преступников мучило его, сильнее физической боли. Объяснений этому он не мог найти (да и никто не сможет). Он просто искренне желал искоренить зло из общества. Он разработал свой кодекс справедливого (отталкиваясь от общественных норм морали и совести, а так же переработав учение Тира) наказания и придерживается ему неукоснительно.

Зрелость.
Перешагнув порог зрелости (более 100 лет), Хакин видел свою жизнь как борьбу за справедливость. Он брался за расследование убийств и краж. Он полагал, что если он выследил преступника, то он имеет полное право его судить и казнить. Хакин не допускал ошибок и убивал, только будучи полностью уверенным, что убивает виновного. Одно из его расследований привело его не иначе как в Бездну. Ведомый своим кодексом, он не чувствовал практически никакого страха, когда пускался в погоню за безумцем, решившим спрятаться от правосудия на нижних планах. Никто не желал спускаться туда за ним, считая, что демоны сами с ним расправятся. Но Хакин не мог остановиться. В погоне за преступником он преодолел девять слоев Бездны, настиг негодяя и лишил его жизни. Вернувшись обратно, его отец был поражен таким подвигом. Он рассказывал про это в тавернах и его сына наградили именем- «Вышедший из Девяти». Так к Хакину это прозвище и пристало.
Эльф покинул свой город и направился путешествовать по миру.

Особенности.
Эльф курит. У эльфа борода- последствие кровосмешения с человеком в четвертом колене.

Основные позиции кодекса.
Нарушение клятвы- смерть.
Нарушение кодекса справедливости- смерть.
Хакин точно сформулировал список своих табу и правил, оформив их в письменном виде. Они записаны в его дневнике не как сухие выдержки норм, а как описания реальных событий, за которые виновные понесли наказание в виде смерти. До определенного возраста Хакин дополнял этот список. В какой-то момент он обнаружил, что более в список вносить попросту нечего.
Хакин не делился своими записями. Они остались секретом даже для его родителей.
Хакин пытается развивать в себе все умения, требуемые для выслеживания и наказания преступника. Хакин не делал акцента только на боевые способности, стараясь улучшать и умственные и интуитивные навыки.




Просмотры


23 Oct 2017 - 3:07


15 Jun 2014 - 20:23


19 May 2014 - 17:46


20 Mar 2014 - 9:23


28 Jul 2013 - 9:35


24 May 2013 - 21:18


14 May 2013 - 22:05


21 Apr 2013 - 8:38


22 Jan 2013 - 19:44


6 Jan 2013 - 21:47

Комментарии
Tuclop
Я буду играть!
14 May 2013 - 21:30
nocturnanacht
Туки, своим неигранием ты убиваешь шард =(
6 May 2013 - 8:39
loinne
Туплок - шмуклоп.
23 Apr 2013 - 18:21

Друзья

805 сообщений
Последнее действие: 8th May 2018 - 13:05
Set

132 сообщений
Последнее действие: 22nd November 2017 - 15:09

709 сообщений
Последнее действие: 11th November 2018 - 18:20

1099 сообщений
Последнее действие: 25th June 2018 - 22:41

433 сообщений
Последнее действие: 28th October 2018 - 21:40
Просмотр всех друзей
Текстовая версия Сейчас: 21st November 2018 - 19:17
2002-2008 © “Axistown.ru” by Axistown Developers Team
Skin designed by Headshot at SolutionDesigns.net